Глава 2: Теория заговора

Кто спер мой СССР?
Глава 2: Теория заговора

«Если Солнце восходит и заходит,
то значит это кому-то нужно.»
Великий Провидец (Верховный жрец) храма Солнца
Гелиополис-Йуну, Египет, 3000 BC

Тем не менее, давайте попробуем вообразить, а зачем это все могло кому-то понадобится? Факты о совершеннии преступления у нас есть, а вот фактов о причинах нет. Но ведь можно и пофантазировать. Принимать решения на оснований фантазий, конечно, нельзя, да и не нужно, но если гипотеза окажется убедительной, можно посмотреть подтверждается ли она в дальнейшем поведении обвиняемого. И если подтверждается, то можно и задуматься.

Например, представьте себе, что человек оказался в городе и даже в том же районе города, когда ограбили банк. Да, если бы он ограбил банк, это было бы причиной. Но у него могла быть и тысяча других причин, так что это ничего не доказывает. А вот если через месяц ограбили банк в другом городе, и он опять оказался в том же районе, а также и еще через месяц, и еще, то тут уж даже у самого тупого следователся возникнут вопросы. Правда?

Так вот, я собираюсь высказать гипотезу, которая в первый раз можем показаться дикой и невероятной. Однако, она будет обьяснять поведение логически. А потом, мы будем примерять эту теорию к другим эпизодам и смотреть, продолжает она обьяснять поведение фигурантов или нет. Подскажу шепотом, она продолжит. Но об этом – тс-с-с, сами увидите в следующих главах.

Итак, гипотеза. В 70-80-х годах правящему классу СССР все здорово надоело. Надоела советская идеология, в которую уже никто не верил. Надоело отвечать за народ, на который им было глубоко наплевать. Надоело распоряжаться имуществом, которое они уже считали своим, но не иметь возможности творить с ним все что заблагорассудится. Надоела нужда получать товары в ярких зарубежных упаковках в ограниченном количестве в закрытых магазинах. Им вообще, много чего надоело. А все что им хотелось, это, извините за выражение, сладко жрать и жирно срать. А еще хотелось распоряжаться народным как своим. Иметь товары в красивой обертке сколько душе угодно. Не трястись из-за проверок из Москвы. Более того, у них появилось чувство, что на все это они имеют право. И захотелось оформить это право. Как их право собственности на «народное» достояние.

Конечно, «надоело» - это ненаучный термин, зато доходчивый. А если вам хочется более полной картины и более серьезной формулировки, то прочитайте мою книжку «Людены или Великая Октябрьская Социалистическая Контрреволюция», там эти причины обьяснены куда как глубже и тоже вполне доходчиво.

Так вот, правящему классу это все надоело. Но, конечно, в целом он не мог и подумать о том, чтобы это реально менять. Секретари райкомов и прочая шушера послушно выполняли свои функции и отрабатывали паек. Зато в главе этого правящего класса образовалась маленькая группа товарищей, которая похоже решилась это дело озвучить. Хотя бы между собой, хотя бы шепотом, хотя бы намеками. Коспираси теория? Заговор? Да. Но давайте на минуту предположим, что такая группа существовала. Что бы она стала делать? С какими проблемами она столкнулась бы?

Проблема №1: Собратья по корыту

Каждый раз, когда один строй сменяет другой, какая-то часть бывшего правящего класса оказывается в авангарде. Лорды сгоняют крестьян, устраивают фабрики производящие ткань из шерсти овец, выращенных на освободившейся территории, и оказываются капиталистами. Часть француского дворянства участвовала в революции. Как и немалая часть российского. Словом, часть правящего класса бежит впереди паровоза и иногда – не всегда, конечно, но иногда – собирает свои дивиденды. Но не все. Большинство счастливо хрюкает уткнувшись в корытцу и знаеть не желает ни о каких переменах. Что еще печальнее для революционеров у власти, реакционеры тоже нередко оказываются совсем невдалеке от штурвала и готовы отправить «предателей интересов своего класса» если не в Бастилию, то по крайней мере в мелкую речку с мешком из-под риса. Но мы отвлеклись.

Итак, первая проблема заговорщиков-революционеров состоит в том, чтобы их собственные коллеги не раскусили их намерений и не отправили в Сибирь убирать снег. Можно, конечно, усомниться, что «царь и бог» генеральный секретарь ЦК КПСС мог кого-то бояться, однако это именно так. Мало того что и ЦК и Политбюро было полно людей достаточно оппортунистичных, чтобы выплыть наверх огромной бюрократической машины – что само по себе должно напоминать сидящему наверху об осторожности, на деле они не стеснялись и к более решительным действиям друг против друга.

Брежнев пришел к власти не только в результате заговора (давайте уж называть вещи своими именами), но и в результате несогласия правящей верхушки с поведением Хрущева. В общем, инициативы надо было обявлять осторожно и замаскированно, чтобы динозавры вокруг не догадались что происходит. По крайней мере, пока не станет слишком поздно. А не то реформисты быстро оказались бы счастливыми владельцами пригородного садового участка, как это случилось с Хрущевым. И это в лучшем случае. В общем, надо было прятаться. Кстати, антиалкогольный указ был в этом смысле верхом совершенства и социальной инженирии.

Проблема №2: Профессионалы на местах

Помимо собратьев присосавшихся к корыту, была и другая помеха. Вопреки тому, что нам сообщила демократическая пресса за перестройку, СССР обладал профессионалами, и многие эти профессионалы были на ключевых постах. Яркий пример тому – бессменный глава Центрального Банка СССР Виктор Геращенко, который знал банковское дело, денежный оборот и макроэкономику отнюдь не из краткого курса истории партии. Что еще хуже, они окружали себя своими людьми – тоже профессионалами, разделяющими те же взгляды. И что для реформистов было совсем худо, его было не сместить, поскольку кроме профессионализма, он обладал еще и связями и политическим чутьем, которое позволило ему добиться столь высокого должности в первую очередь.

Почему это было плохо для них? Да потому, что профессионала трудно провести и заставить действовать против своих убеждений. Вот скажите, как развалить бюджет, если все деньги идут через вьедливого Геращенко, который может и дозволяет эмиссию, но совсем не в тех масштабах, которые нужны реформистам-революционерам?

Конечно, в целом по стране профессионалов было много, но большинство можно было проигнорировать. Однако людей вроде Геращенко игнорировать было просто невозможно. Их надо было обходить. Кстати, антиалкогольный указ именно так и сделал. Центробанк никаким образом не был вовлечен в выполнение антиалкогольного указа, который нанес первый удар по бюджету страны.

Проблема №3: Аппарат

Казалось бы уж аппарат партии и советского государства был вымуштрован дальше некуда. Просто как взвод на параде – скомандуй «Кру-у-угом!», все развернутся и пойдут в другую сторону. Однако, эта картина отражает неполную правду. Дело в том, что это был отнюдь не взвод, а огромная армия, бредущая не в ногу отдельными батальонами, ротами, а то и взводами в условиях ограниченной видимости друг друга. Развернуть такую армию на марше, особенно приученную воспринимать бредущих не в ту сторону как противника – дело непростое.

На забывайте, в целях реформистов-революционеров вовсе не было разрушить «весь мир», поскольку им хотелось поживиться. Как у них это вышло – другой разговор, но мгновенного хаоса они допустить не могли. Может буть у них в руках уровень контроля над элитой и страной, который был у Хрущева – унаследованный от Сталина, может тогда они и решились бы устроить еще один XX сьезд партии. Собственно, вскоре они и устроили, но так сразу еще не могли.

Наконец, был еще один непрятный момент. Аппарат привык к тому, что с ним делятся. Реформисты-революционеры несоменно понимали, что в какой-то мере когда-нибудь может придется и поделиться приватизированным в будущем имуществом. Но не хотелось.

Словом, действовать нужно было так, чтобы товарищи по партии продолжали бубнить о деле победившего социализма, ничего не подозревая до поры до времени. Со временем – мы теперь уже знаем когда – можно было приняться и за них, но весной 1985-го года Горбачев к этому еще был не готов.

Опять же, антиалкогольный указ превосходно с этой задачей справлялся. Даже лучше, он занял аппарат бурной деятельностью и отвлек людей в нем от того, чтобы лишний раз смотреть по сторонам и думать о происходящем. Не то, чтобы из этого что-то могло проистечь, но, как говорится, «береженого Бог бережет».

Народ – проблема?

Занятно, что народ проблемой не являлся. Во-первых, никаких проблем с его стороны не ожидалось, да и не случилось. А во-вторых, народна как раз отводилась вполне определенная роль во всем спектакле, о которой он впрочем не догадывался. Родная партия в лице реформистов-революционеров планировала по-прежнему им руководить и направлять, и кто скажет, что у нее это не вышло?

Потенциальные противники

Вот эти некоторую проблему представляли. Не то чтобы западный мир принял бы идею развала СССР без энтузиазма – совсем наоборот. Но напрямую этого сказать было нельзя, а планировавшиеся изменения неизбежно привели бы ко временному ослаблению, во время которого могли случиться досадные инциденты, когда недопонимующие «потенциальные противники» могли резким движением вызвать обратную реакцию и сорвать планы реформистов-революционеров.

Посему, необходимо было, чтобы весь мир был в восторге от происходящих событий на достаточно ранней стадии их развития. Что и было сделано в свое время. Правда во время антиалкогольного указа было еще не время, страна была еще сильна, и нужды в утихомиривании Запада еще не было. Так что, этой компоненты в антиалкогольном указе не было. Но она скоро появится. Следите за новыми главами.

«Так вы это серьезно?»

Насчет теории заговора? Более-менее. Конечно, тут она изложена очень поверхностно, но мы с этим постепенно разберемся. В общем, если воспринимать заговор как мрачных людей, крадущихся в темных плащах по улицам города и шныряющих на тайную конспиративную квартиру, то нет, разумеется подобного заговора не было. Ну, а если как молчаливый консенсус внутри одной из группировок внутри руководства страны, ДА, БЫЛО! Более того, и не один, а ровно столько, сколько было группировок. И у каждой – свой. Кто-то хотел просто власти, кто-то влияния, кто-то войны, а вот эти – реформисты-революционеры, просто захапать побольше.

Почему я думаю, что они хотели захапать, а не спасти экономику и осчастливить людей? По действиям и по результатам. Если бы они хотели спасать экономику, то вполне был досутпен китайский вариант, который привел не только к расцвету экономики, но и к улучшению благосостояния людей до невиданного ранее в Китае уровня. Сейчас, в 2006-м году, уже дело доходит до того, что в стране с населением более одного миллиарда человек начинает не хватать рабочих, и фабрики вынуждены вводить различные блага для работников, чтобы их привлечь. Ну, а насчет демократии... даже отложив в сторону вопрос, а кому она нужна, а вы действительно думаете, что в 1985-2000-м в СССР и России хоть в какой-то момент была демократия?

4 июня 2006 г.

***


blog comments powered by Disqus