Заметки из индейской резервации – 4

Совсем немного времени прошло с прежнего визита – с сентября по ноябрь, и вот я опять здесь. Впрочем, последний визит резко отличался от предыдущих. В сентябре я приехал сюда с сыном, студентом университета... В общем, понимаете, время мы провели отлично, но до философских размышлений руки как-то не дошли. Вот теперь в ноябре исправляю.

В чем-то и правильно. Приехал в 4 часа вечера, и уже начало смеркаться. Только и успел прогуляться по пляжу и вернуться обратно уже в полутьме. Океан встретил меня как и в октябре прошлого года странной вонючей пеной непонятного происхождения, трясуйщеся как какое-то выброшенное на берег инопланетное существо под ветром. Просто Солярис какой-то...

А после 5-6 уже полный мрак за окном и длинный вечер для философских раздумий о жизни и прочих вечных вопросах русской интеллигении, типа, что делать и кому бить морду.

Пока было светло, дите из соседней «кабины» - это так они называют местные избушки, которые сдают в наем – упорно болталось перед широченными окнами сводя на нет все ощущение приватности. Дите, кстати, во многих отношения занятное. Девочка лет 10-12 одета в джинсы (несмотря на холодный ветер и несомненно с какими-нибудь шерстяными колготками под ними), сапоги (а отнюдь не кроссовки), непромокаемую курточку из капрона с подкладкой (до сих пор такую помню!) и вязаную шапочку из-под которой торчат традиционно длинные светлые волосы. Сопровождает дите бабушка с недовольной миной на физиономии и тоже одетая согласно представлениям советской публики годов этак 70-х. Кроме них в кабине папа и мама, папа темноволосый с начинающей лысиной, мама, способная обращаться с ноутбуком. Вечером, все семейство включая бабушку, уселось вокруг ноутбука – очевидно смотрят кино. Да, я упомянул, что здесь телевизоров нет? В общем, начинаю задаваться вопросом, не слишком  ли я активно рекламирую это место на своем русском блоге...

Утром следующиего дня проснулся, продрал глаза, и поехал на мой любимый третий пляж...

Дошел до конца, сфотографировал водопад... По дороге увидел множество ручейков, которые стекают с материка на плаж – не даром эти места называют «дождевой лес» - rainforest.

Потом поддерживая традицию, развел костер на месте, где мы жгли его с сыном два месяца назад. Заодно исправил недоработку – занялся поджариванием зефиринок на прутике. Зефир покупается в ближайшем магазине в виде пачки, которую в одиночку одолеть невозможно, но в конце концов, никто доедать не заставляет...

А сегодня, через четыре дня прогуливаясь по пляжу я увидел странное зрелище. Два существа, как будто придуманные моим любимым французским режиссером Люком Бессоном, сами себя поперек шире, в мешковатых джинсах размера 60-го, кроссовках и необьятных бесформенных толстых не то куртках, не то рубашках, словно скрывающих по ними скафандры иноплатетян, вышли на пляж, каждый с палкой для ходьбы, как будто земная гравитация прижимала их к песку и гальке... Передвигаются медленно, с трудом. Как будто каждый шаг требует вдумчивого решения – а стоит ли его делать? А через несколько десятков метров на берег выползли еще двое – не то сестры, не то супруги, не то мать с взрослым сыном... Тех же необьятных размеров, тоже опирающиеся на палки, но еще и ветронепроницаемых куртках с капюшонами натянутыми до кончиков носов, чтобы никто не мог взглянуть на их лица и убедиться, что это не пришельцы из других миров...

Впрочем, не все американцы таковы. Два дня назад в соседней избушке появилась пара. Худощавый бородатый подтянутый мужчина интеллигентного вида лет тридцати-сорока с огромным фотоаппаратом на шее, ну просто какой-нибудь профессор местного мелкого колледжа, и тоненькая девчушка с отбеленными длинными волосами лет двадцати-двадцати пяти. Ребята вылезли на берег, с деловым видом поснимали виды пару часов, в основном без друг друга, а потом уединились в своей избушке. Из моего окна видна их гостинная, но их там нет. Ребята на несколько часов застряли в спальне. Уже после десяти, четыре часа после того как стемнело, вышли покурить и ушли обратно. Не то, чтобы я присматривался, просто, когда они уж выходят, то не стесняются, так что трудно не заметить. Ну, эти хотя бы живые и, очевидно, приятно провели время.

Или вчера на трейле столкнулся с парой. Он тоже худощавый, бородатый, подтянутый лет тридцати-сорока. Она немного его моложе, красивая, ухоженная, с огромными глазами славянки, в совершенно неподходящем для леса изящном и марком пальто в стиле греческой хламиды, но из теплой шерсти ярко-бежевого цвета, которое я скорее ожидал бы увидеть на улицах какого-нибудь европейского города, а не в диком лесу американского северо-запада. Тем не менее оба довольные до ушей. Припарковались в начале трейла идущего на Второй пляж мы почти одновременно, но я специально задержался, чтобы дать им убежать вперед. Где-то посередине встретился с ними идущими обратно, и мужчина не удеражался от того, чтобы к обычному «Hi!» не добавить восторга от увиденного вида. Пришлось обьяснить им, что если они хотят, то могут проехать чуть дальше, и сходить на Третий пляж, где они еще и на песочек выйти смогут. Поскольку в этом момент был прилив, а на Второй пляж выйти было невозможно, только посмотреть на океан с огромных бревен, накопившихся у выхода с трейла. Я-то об этом заранее был в курсе, еще днем раньше на этих бревнах с комфортом расположился и устроил себе маленький пикник с фруктами и напитками. Зачем и сегодня туда шел...

А еще на Первый пляж перед коттеджиками вылезают старики, которые пользуются более низкими ценами в рабочую неделю. Точнее старушки. Старики то ли не доживают, то ли в других местах кучкуются. Приветливо улыбаются тебе, когда проходишь мимо, и видно, как скучно им, как нечего делать...

А вечером в темноте мигает красный огонь входа в бухту. И над всем берегом раздается заунывний звук маяка, как тоскливый голос какого-то одинокого животного. «У-у-у-у!» «У-у-у-у!» «У-у-у-у!»

Какое-то сюр-ощущение, будто как Иван-дурак (или там, царевич, кому что по вкусу) прибыл в избушку Бабы-Яги и прошел через нее в царство мертвых, где обязательно надо побывать герою, чтобы «выйти на следующий уровень». У того правда, задача одна была – Марью-царевну выручить, на том сказка обычно и кончалась. У меня вот с Марьей-царевной проблем нет, больше двадцати лет назад как обзавелся, но оказывается Иван-дурак еще не раз к Бабе-Яге заворачивал. То ли за мудростью, то ли просто выпить с приветливой страрушкой. Только вот мудрость царства мертвых впитывается с трудом и по каплям... Уж больно противная. И знаете, что самое страшное? Хочется стать Кащеем Бессмертным. Серьезно. А что? Денег по уши, со здоровьем все в порядке, никаких сраных ипотек на замок и царство... У мужика одна проблема была – Марью-там-царевну-искуссницу-красавицу заполучить (вот ведь идиот!), так я с этим вроде уж разобрался. А если какой... нетрадиционной ориентации мое яйцо будет искать, так ему Марья-искусница еще до меня так врежет, своих не найдет. Русская женщина – страшная сила.

Чего-то я начал об американцах, а кончил опять русскими...

Не... мудрость царства мертых потихоньку просачивается в мозги. «Не хочу быть последним героем, хочу быть первым злодеем!» Осталось только научиться как.

***


blog comments powered by Disqus