Айн Ренд и ее философия

Последние две недели почти все мое свободное время уходило на чтение книжки Айн Ренд «Atlas shrugged» На русский это обычно переводят как «Атлант расправил плечи», хотя мне кажется более правильным переводом было бы «Атлант пожал плечами». Не только в плане языковом, но и в плане глубины аллегории.

Кстати, а вы в курсе, кто такая Айн Ренд? Подозреваю, что многие да, но для тех кто с ней не знаком я и пишу этот пост.

Валькирия свободного предпринимательства, неругулируемого рынка и индивидуализма, основательница обьективизма и муза современных неоконов (неоконсерваторов), успешная американская писательница Алиса Розенбаум родилась в 1905 году в Петербурге в семье преуспевающего аптекаря. После событий 1917-го ее семья бежала в Крым, а затем она вернулась в Петроград и поступила на «факультет Социальной Педагогики», который закончила в 1924-м году. В 1925-м она получила выездную визу на посещение родственников в Америке, где и осталась.

После короткого пребывания в Нью-Йорке, а затем полугода в Чикаго у родственников, она поехала в Голливуд, надеясь начать писательскую карьеру. На второй ее день в Голливуде знаменитый продюссер Сесилль ДеМилль (фильм «Десять заповедей», плюс еще почти 80 фильмов) увидел ее стоящей у ворот студии, пригласил ее в свой автомобиль, а затем дал ей работу сначала статиста, а затем корректора на вычитке сценариев. Без балды, именно так и написано в приложении книги ее поклонниками, которые цензурируют ее биорафию почище того, что евангелисты делали с биографией Христа. Не спешите обвинять меня в грязном воображении, в конце концов для молодой женщины, которая в юности пережила захват Петерубрга большевиками, пересекла европейскую революционную Россию из конца в конец, потом пережила захват Крыма Красной Армией, и опять пересекла всю Россию на этот раз покрытую пятнами крестьянских мятежей, контролируемых «зелеными» (если кто не знает, тогда это были отнюдь не сторонники экологии), для такой молодой женщины сия история вполне тянет на сказку про Золушку. Особенно в индустрии, где более обычным был сценарий из фильма «Кабаре», озвученный Лайзой Минелли: «...бумзинг все утро с этим ... продюсером и так и не получила роли!»

Вскоре она встретила артиста Френка О’Коннора и достаточно быстро вышла за него замуж. Тогда же она начала писать под псевдонимом Айн Ренд. «Ренд» - это сокращение от названия фирмы, производившей пишущие машинки, а «Айн» - это буква еврейского алфавита каким-то образом связанная с её реальным именем.

Но это все набор фактов для излишне любознательных, а интересна она не своей биографией, а своей философией и как она повлияла на мир. Скажем, после Голливуда она переехала в Нью-Йорк, где у нее сформировался кружок друзей, разделявших ее взгляды настолько, что некоторые даже обвиняли ее затем в создании культа. Одним из членов ее кружка был бесменный председатель Федеральной Резервной Системы Алан Гринспен, который лишь недавно ушел с этого поста.

Философия ее в целом достаточно проста: никто не вправе заставлять других делать что-то силой, и любые действия должны производиться со взаимного согласия участвующих сторон, каждая из которых должна при этом преследовать свой личный интерес, а не абстрактное «общее благо». Государство нужно лишь затем, чтобы применять силу против тех, кто пытается применять силу против других. Рынок должен быть полностью свободным и нерегулируемым. Весь мир делится на «атлантов», которые не только держат его на своих плечах и не дают развалиться, но и несут его туда, куда считают нужным, и пиявок-мародеров, которые питаются от трудов атлантов и не приносят миру ничего, кроме вреда.

Кстати, когда я недавно попытался изложить основы марксизма своему сыну, он оживился и заявил, что это все очень похоже на Айн Ренд: те, кто реально производит, и те, кто этим пользуется. Как ни забавно, но хотя Айн Ренд и Карл Маркс считают противоположные классы производящими и паразитирующими, но в этом они действительно похожи – обе теории сводятся к вопросу «кто кого грабит?»

Продолжая о философии Айн Ренд, мораль, а также социальная защита и государственное регулирование являются изобретениями мародеров и сущестуют для того, чтобы обмануть атлантов в чувство вины и заставить их по сути работать на мародеров. Кстати, я упомянул, что в начале своей жизни Алиса была поклонницей Ницше – еще одного интеллигента, возмущающегося буржуазной моралью?

Книгу «Atlas shrugged» мадам О’Коннор писала как Лев Толстой с 1948-го по 1957-ой год. Считается, что эта книга выражает наиболее полно ее взгляды и философию, почему я, собственно, эту книгу и выбрал из ее произведений. Официальная наука, как и ее атлант, всего лишь пожала плечами по поводу ее теорий, назвав ее теорию наивной, а произведения растянутыми и мелодраматичными. Что, в принципе, правда. Мелкие дырки в логике она явно затыкала не починкой теории, а нетерпимостью к оппонентам, в чем она впрочем явно не была первой – Владимир Ильич забивал так же дыры в своей теории размером с дамбу Гувера и ДнепроГЭС. Женский стиль прет из всех щелей, что не делало чтение легким для меня лично, герои (позитивные герои) время от времени разливаются словесным поносом на несколько страниц, а все остальные скромно стоят и слушают раскрыв рот без малейших попыток перебить суперменов, ну и вообще, больше тысячи страниц накатала дама, тоже мне, Толкиен.

Тем не менее...

Тем не менее есть что-то в ее теории задевающее и звучащее. Ощущение, которое очень трудно передать, но которое не оставляет тебя равнодушным. Представьте себе древний храм на могучем основании с мраморными стенами и колоннами, который от старости стал разрушаться. А может просто древняя цивилизация не успела достроить его прежде чем пала под напором варваров. Примитивое племя, живущее теперь в окрестностях и использующее храм как склад, залатало дырки соломенными матами, занавесками из грязных домотканных тряпок, завесило навесами куски пола от дождя, проливающегося сквозь обрушившуюся крышу. И уже трудно различить, где за грязной соломой мрамор, а где дыра.

Или как будто на плечах атланта кто-то построил дом из соломы, который только и ждет, что придет Серый Волк и скажем «Хуф!», а потом «Пуф!», и этот дом развалится. И единственная причина, почему Серый Волк еще не пришел, это то, что в этом домике из соломы не прячется жирный вкусный поросенок. Но даже если Серый Волк и придет и скажем «Хуф!» и «Пуф!», то все равно останется атлант, на плечах которого находятся и теперь уже куча соломы, убегающий со всех ног поросенок, и даже сам Серый Волк. И этот атлант и есть основная часть теории Айн Ренд и будет стоять там независимо от поросят и Серых Волков.

Я во многом согласен с ней...

  • Я согласен, что люди должны действовать в своих интересах и верю в разумный эгоизм (“enlightened self-interest”, Дж'кар, Вавилон 5). Я не согласен с тем, как некоторые люди понимают свои интересы.
  • Я согласен, что принуждение в экономике – это безобразие. Я не согласен с тем, что отсутствие принуждения магически приведет к хорошим результатам.
  • Я согласен с тем, что мораль и религия часто извращаются в формы, используемые для беззастенчивой эксплуатации лучших в пользу худших. Впрочем, я не в восторге и от извращений используемых для беззастенчивой эксплуатации худших в пользу «лучших», кто бы ни подразумевался под «лучшими». В любом случае, я не согласен с тем, что это отменяет необходимость морали и религии.
  • Я верю в причины и следствия, в обьективную реальность. Я не верю в «Причину, которая лезет в мою прелестную маленькую головку», что иногда кажется Причиной подразумевамой героями в ее произведениях.
  • Я впечатлен каменным основанием и мраморными колоннами ее теории. Я не очень впечатлен домиком из соломы, построенном на этом основании в противоречии тому, чему она сама учила, то ли от нежелания, то ли от отстуствия времени, то ли от нетерпимости к критике и неспособности использовать ее, чтобы довести работу до конца. Я вообще не сторонник поросят, строящих домики из соломы. Я, как и Айн Ренд, сторонник атланта. Но я также и сторонник Серого Волка, который не дает маленьким поросятам разворовывать строительные материалы, преследуя личные интересы, и заставляет их строить прочные каменные дома.

В общем, не удивляйтесь, что скоро здесь появится серия статей, в которой я спорю с ней. Она несомненно обладала ярким глубоким талантом, который заставляет простить ей литературные ляпы, который затрагивает, бередит, заставляет спорить. И если среди читателей есть ее поклонники, постарайтесь не обижаться. Я спорю с ней как, я надеюсь, через пятьдесят лет кто-нибудь будет спорить с мной.

***


blog comments powered by Disqus