Врожденный порок либерализма

Мы рождены, чтоб сказку сделать былью,
А страшных наших сказок и не счесть...
Из своего

Не угадали, это не о политике, это опять о корпоративных паразитах. Меня уже спрашивали на технетовском блоге, чего это я говорю, что тема про корпоративных паразитов не связана с Майкрософтом, а мой бывший менеджер (ныне ушедший на Гугл) считает совсем иначе? Вы знаете, таки да, я был у него в гостях несколько дней назад и он действительно так считает. Так что позвольте попытаться развеять сие заблуждение, как бы болезненно близко к вашей (или моей) реальности эти статьи ни звучали.

Да, сказка про Ивана-Царевича и помогающего ему Серого Волка в реальной жизни значительно чаще оказывается сказкой про Иванушку-дурачка работающего на Серого Крыса. Ну, что поделать, c'est la vie. Вот только из этой сказки вы всегда можете уйти. Ну, да, она может повториться на новом месте, но все же. А вот из сказки где безответственные лидеры грабят свою страну и вторгаются в чужие, сказки где ворье почтительно называют олигархами и капитанами индустрии, сказки где бездарности разрушают целые индустрии, из этих сказок ни вы, ни я никуда деться пока не можем. И это куда более серьезная проблема. Вот она-то меня и волнует. И, как ни странно, причина появления Серых Крысов не так уж далека от причин появления Джорджа Буша, который финансирует Осаму бин Ладена и продает оружие Саддаму Хуссейну. Да-да, я о папе нынешнего президента. «А ви о ком подумали?» Собственно, причины появления нынешнего президета тоже «из той же бочки». И чтобы обьяснить, что я имею в виду, позвольте обратиться к своего рода истокам современного западного общества - либерализму.

Первоначально либерализм был основан на идее свободы, но постепенно он превратился в идеологию о правах человека и многочисленных странных свободах и – в первую очередь – о святыне человеческой жизни. Ради нее либералы готовы убивать в количествах, которые заставили бы позеленеть от зависти Чингиз-Хана и Нерона. Одно уменьшение населения России на миллион в год чего стоит. Впрочем, мы отвлеклись. Не надо о политике, давайте вернемся к серьезному разговору.

К сожалению, все эти бесчисленные права человека, включая право на жизнь и право на бесконтрольное размножение имеют свою оборотную сторону. Как справедливо заметил еще монах Мальтус, любое животное – в том числе и человек – имеет пределы для своего размножения, определенные размером его экологической ниши. Нет-нет, я категорически не являюсь его поклонником, но надо отдать ему должное, мы пределы своей ниши проверяем на прочность уже не первое столетие. Конечно, технический прогресс немного помогает, но надо признать, что занимаемся сексом мы значительно чаще чем производим новые технологии.

А что случается, когда животное истощает пределы своей экологической ниши? Ну, скажем, завезли кроликов в Австралию. Стали они жрать траву и размножаться в отсутствии хищников. И размножаться, и размножаться... Рано или поздно, они сжирают всю траву и начинают дохнуть с голоду. В случае Австралии то же самое, в результате сьеденной кроликами травы, начинают делать овцы, а затем и фермеры. Те фермеры, которые не желают разделить судьбу кроликов, берутся за дробовики и пытаются заменить отсутствующих лис и волков.

Идеи либерализма в некотором смысле ставят людей в ситуацию кроликов в Австралии. Они позволяют им неограниченно размножаться, и когда экологическая ниша истощается, оставляют их наедине с проблемой. Какой-нибудь зануда наверняка спросит, а что, хотел бы я чтобы свободу размножаться ограничили? Нет, не хотел бы. Даже несмотря на то, что я ее использовал очень скромно – двое детей это меньше, чем может себе позволить страна, желающая сохранить свое население. Я лишь констатирую факт, что либерализм оставляет людей наедине с этой проблемой. Ну, нельзя же и правда считать решением массовые вазектомии в Индии, СПИД в Африке или атомную бомбу, сброшенную на Хиросиму. И мальтузианство – естественный продукт либерализма – я тоже решением не считаю. И это – неспособность решить порожденную своими заумными рекомендациями проблему – я считаю крупнейшей, по сути, врожденной проблемой либерализма.

Что еще хуже, мы – отнюдь не кролики. Мы даже не волки. Позвольте пояснить это. На парусных кораблях эпохи географических открытий была проблема – крысы. Один из способов борьбы с ними заключался в том, что ловили много крыс, сажали в бочку и не кормили неделю-другую. В конце концов в бочке оставался один Большой Крыс, «крысиный король». Его выпускали в трюм, и оказывалось, что он уже привык питаться собратьями, причем оказывался более эффективен, чем любой кот.

Люди делают то же самое. Гитлеры и Нероны вовсе не противоположный полюс либерализма, как их пытаются представить, они продукт либерализма. Хуже того, они – неизбежный продукт либерализма. Римская республика породила империю, а с ней Калигулу и Нерона. Веймарская республика породила Гитлера. Перестройка в СССР породила Ельцина.

Либерализм требует создания условий, в которых мы неизбежно сталкиваемся с перенаселением. К слову, это не всегда из-за избыточного размножения, а часто из-за резкого сокращения кормовой базы в силу перехода к демократии. И когда мы с ним, с перенаселением, сталкиваемся, либерализм успешно оставляет нас наедине со свободой решить эту проблему так, как мы считаем нужным. К сожалению, во все времена эта проблема решалась одним и тем же способом – появлением крысиного короля. Бочка крыс без еды – это и есть либеральный рай, а когда в бочке остается только крысиный король, значит пора эту бочку бомбить и присоединять ее уже к следующему – глобалистскому – раю.

Так к чему это я? А к тому, что выведение крысиного короля среди людей все-таки происходит чуть более цивилизованно, чем среди крыс. Все-таки, физически мы друг друга обычно не едим, только фигурально. Например, в офисной политике. Или просто в политике. То есть, в сфере корпоративных паразитов. И получающийся крысиный король собственно и является победившим паразитом. Теория корпоративных паразитов приложима не только к бизнесам, но и любым другим обьединениям людей – организациям, структурам, странам (США и Россия – хорошие примеры) и даже обьединениям стран вроде ООН. Более того, бизнесы являются своего рода питательной средой, где размножаются и появляются корпоративные паразиты, которые потом проникают в остальные структуры. И если удастся добиться сдвига парадигм в бизнесах, то исчезнет этот главный источник корпоративных паразитов. А там, без источника заразы, глядишь и госструктуры оздоровятся. По крайней мере в Америке. В России, наверное, все должно работать в обратную сторону. Но теория-то вся та же самая!

Вы спросите, а верю ли я сам в достижимость подобного результата? Ну, я никогда не относился к неуёмным оптимистам, но что делать-то?

------

* Я с некоторым удивлением обнаружил, что я не опубликовал еще стихотворение, вынесенное в эпиграф, хотя оно и было написано лет пятнадцать назад... Расширенный контекст звучит примерно так:

...Мы рождены, чтоб сказку сделать былью.
А страшных наших сказок и не счесть.
Мы отдадим себя последнему усилью,
А партия была и будет есть.

Лишь им одним, похоже, будет сытно,
И кто наворовался - был таков.
И утешает только что не видно
Конца страны заветной дураков.

***


blog comments powered by Disqus