Винни-Пух работает на корпоративного паразита и карабкается по корпоративной лестнице...

Сегодня я хотел бы поговорить об очень необычном персонаже в плане корпоративных паразитов... Давным-давно, в сказочной стране СССР, маленький ребенок, которым я был, обожал сказки про Винни-Пуха, и особенно постановку Ленинградского телевидения по бессмертному произведению Милна, а потом и знаменитые мультики про неунывающего медвежонка. Ну, знаете, "если я чешу затылки, не-бе-да!"

Тем не менее вам стоит задуматься, если вы окажетесь коллегой Винни-Пуха или вашим начальником окажется Кристофер Робин. Позвольте обьяснить почему. Давайте рассмотрим главу восьмую "в которой Кристофер Робин организует "искпедицию" к Северному Полюсу", и посмотрим поведение Винни-Пуха на ее протяжении... Итак.

Для начала, Винни-Пух поддерживал тесные дружеские отношения с exec (высший менеджмент) спонсором и следил, чтобы о нем не забывали:

Винни-Пух брёл по Лесу, собираясь повидать своего друга Кристофера Робина и выяснить, не позабыл ли он о том, что на свете существуют медведи.

Более того, он был восприимчивым к невербальным сигналам со стороны высшего менеджмента и всеми силами показывал свою готовность поддержать их планы, какими бы они ни были:

Кристофер Робин сидел у порога, натягивая свои Походные Сапоги. Едва Пух увидел Походные Сапоги, он сразу понял, что предстоит Приключение, и он смахнул лапкой остатки мёда с мордочки и подтянулся, как только мог, чтобы показать, что он ко всему готов.

Он не забывал дать высшему менеджменту почуствовать свое (высшего менеджмента) превосходсто над ним:

— Отправляемся в искпедицию? — с интересом спросил Пух.— Никогда ни одной не видел. А где она, эта искпедиция?
— Экспедиция, глупенький мой мишка. Не “ск”, а “кс”.

Он ничего не понял, но горячо и без малейших колебаний поддержал высший менеджмент:

— А-а! — сказал Пух.— Понятно.
По правде говоря, он ничего не понял.

Даже несмотря на то, что и сам высший менеджмент был не в курсе, чего же он хочет:

— Ну, это такая штука, которую открывают,— небрежно сказал Кристофер Робин, который и сам не очень точно знал, что это за штука. 

А немедленно выдвинул свою кандидатуру, причем достаточно деликатно:

— А-а, понятно,— сказал Пух.— А медведи помогают его открывать?

Причем не смутился, что высший менеджер отказался выделять его среди остальных...

— Конечно, помогают. И Кролик, и Кенга, и все. Это же экспедиция. Экспедиция — это вот что значит: все идут друг за другом, гуськом... Ты бы лучше сказал всем остальным, чтобы они собирались...

А немедленно приступил к исполнению:

— А-а! — сказал Пух радостно.— А мне показалось, ты говорил про какую-то визию. Тогда я пойду и скажу им всем.

Причем первому же завербованному не забыл дать поручение по дальнейшему рекрутингу:

— Ой, Кролик, мне некогда,— сказал Пух.— Мы должны, главное, не забывать про... Словом, про то, что едят. А то вдруг нам есть захочется. Я теперь пойду к Пятачку, а ты скажи Кенге, ладно?

Точнее эта фраза заслуживает еще большего внимания. В ней, в одной единственной фразе, Пух:

  • Отразил свою занятость: "мне некогда"
  • Озадачил невнятной целью: "Мы должны, главное, не забывать про... Словом, про то..."
  • Индицировал свой вклад в дело: "Я теперь пойду к Пятачку"
  • И тут же выдал поручение: "а ты скажи Кенге, ладно?"

Надо сказать, выбор Кролика как первого члена команды глубоко символичен. Сами посмотрите.

  • Кролик принял эту совершенно бредовую идею с энтузиазмом и без вопросов: "Кролик обязательно примет участие."
  • Кролик нагнал публику: "а в самом конце, растянувшись длинной цепочкой, шли все Родные и Знакомые Кролика. Я их не приглашал,— небрежно объяснил Кролик,— они просто взяли и пришли. Они всегда так."
  • И тут же поставил эту публику на место как не очень нужных прихлебателей: "Они могут идти в конце, позади Иа."

Одновременно именно Кролик вводит в компанию социальную лестницу - "pecking order" - в котором последнее место отводится Иа-Иа, но и ему дано на кого-то цыкнуть при случае, а на вершине которой стоят Кристофер Робин, Пух и, конечно же, сам Кролик:

— Тсс! — сказал Кристофер Робин, обернувшись к Пуху.— Мы как раз подходим к опасному месту!

— Тсс! — сказал Пух, быстро обернувшись к поросенку.

— Тсс! — сказал Пятачок Кенге.

— Тсс! — сказала Кенга Сове, а Крошка Ру несколько раз подряд сказал “тсс” самому себе.

— Тсс! — сказала Сова, обернувшись к Иа.

— Цыц! — сказал Иа страшным голосом всем Родным и Знакомым Кролика, и они принялись поспешно говорить друг другу “тсс”, пока не дошло до самого последнего. А последний, самый маленький Родственник и Знакомый, так испугался, решив, что вся экспедиция говорит ему “тсс”, что немедленно зарылся в землю и просидел там вниз головой целых два дня, пока не убедился, что опасность окончательно миновала. Потом он поспешно отправился домой.

Его звали Сашка Букашка.

Более того, как мы скоро обнаружим, Кролик за это получает должность советчика-архитекта. Когда Кристофер Робин оказывается в тупике, он зовет на совещание именно Кролика:

Как только Кристофер Робин покончил со своим завтраком, он что-то шепнул Кролику, а Кролик сказал: “Да, да, конечно”, и они отошли в сторонку.

— Мне не хотелось говорить при всех,— начал Кристофер Робин.

—Понятно,— сказал Кролик, надувшись от гордости.

— Дело в том... я хотел... да нет, наверно, и ты, Кролик, не знаешь... Интересно, какой из себя Северный Полюс?

— Ну,— сказал Кролик, встопорщив усы,— надо было раньше спросить.

— Я раньше-то знал, но как будто позабыл,— небрежно сказал Кристофер Робин.

— Странное совпадение,— сказал Кролик,— я тоже как будто позабыл, хотя раньше-то я, конечно, знал.

— По-моему, там проходит земная ось. Наверно, она воткнута в землю. Правда?

— Конечно, там есть ось, и, конечно, она воткнута в землю, потому что больше же её некуда воткнуть, да к тому же она так и называется: “земляная”.

— И я так думаю.

Обратите внимание на последние строки, мы к ним еще вернемся. Впрочем, кролик - это отдельная песня. Давайте пока что вернемся к медвежонку и его высшему менеджменту - Кристоферу Робину.

Обратите внимание, когда "икспедиция" заходит в тупик, высший менеджмент обращается к древнейшему способу поднятия морали - коллективной еде:

— По-моему,— сказал Кристофер Робин,— мы должны съесть всю нашу провизию, чтобы нам было легче идти дальше.

— Съесть всё наше что? — сказал Пух.

— Всё, что мы принесли,— сказал Пятачок, приступая к делу.

— Это хорошая мысль,— сказал Пух и тоже приступил к делу.

Причем Пух с энтузиазмом поддерживает эту идею опять, заодно не забыв поддержать социальный порядок в группе, усешись на обед последнего в этом порядке:

— У всех есть что поесть? — спросил Кристофер Робин с полным ртом.

— У всех, кроме меня,— сказал Иа.— Как обычно! — Он грустно оглянулся.— Интересно, никто из вас не сидит случайно на чертополохе?

— Кажется, я сижу,— сказал Пух.— Ой! — Он вскочил и оглянулся.— Да, я сидел. Я так и чувствовал!

— Спасибо, Пух. Если он тебе больше не нужен, то...

Иа-Иа перешёл на место Пуха и начал есть.

Как вы понимаете, высший менеджмент в лице Кристофера Робина теперь попадает в сложнейшее положение, поскольку он не знает, что делать дальше со всей этой затеянной "икспедицией", а признавать свою некомпетентность ему не хочется. И тут Крошка Ру падает в воду и тем самым дает высшему менеджменту необходимую передышку для принятия решения.

А что дальше делает Винни-Пух? Он, на самом деле, делает совершенно хорошую вещь. Когда Крошка Ру падает в воду, все вокруг суетятся и кричат, и...

И только Винни-Пух сделал что-то полезное. Он подхватил длинную палку и перебросил её на тот берег. Туда сразу же перескочила Кенга и схватила другой конец; они опустили палку к самой воде, и вскоре Ру, который продолжал радостно булькать: “Смотрите, как я плаваю!” — ухватился за неё и выкарабкался на берег. 

Это очень важный момент. Чрезвычайно редко случается, чтобы паразит мог успешно паразитровать на системе не делая вообще ничего. Время от времени он должен возглавлять движение или разрешение проблемы во время кризиса, даже если эта проблема и не имеет ничего общего с задачами группы. Так что, иногда он бывает вполне полезен.

И тут Кристофер Робин выходит из положения с поистинне гениальным решением.

— Пух,— сказал он,— где ты нашёл эту ось? Пух посмотрел на палку, которую всё ещё продолжал держать.

— Ну, просто нашёл,— сказал он.— Разве это ось? Я думал, это просто палка и она может пригодиться. Она там торчала в земле, а я её поднял.

— Пух,— сказал Кристофер Робин торжественно,— экспедиция окончена. Это — Земная Ось. Мы нашли Северный Полюс.

Что является обычным решением для менеджмента. Если ты не можешь достигнуть поставленной задачи, достаточно просто обьявить, что ты ее достиг. Главное - сделать это достаточно громко и уверенно, и тогда валявшаяся на берегу реки палка сойдет за земную ось вращения, а твой плюшевый медвежонок станет открывателем Северного Полюса.

Итак, давайте просуммируем, что же сделал Кристофер Робин в ходе этой главы:

  • Он выдвинул бредовую цель, о технической стороне которой он не имел ни малейшего понятия
  • Он назначил "лидеров" из своих любимчиков и мобилизовал ресурсы на выполнение этой цели
  • Он поощрял создание своими лидерами иерархического порядка в группе и захват ненужных ресурсов, просто для увеличения поголовья своей команды
  • Он попытался свалить ответственность за направление движения на одного из своих лидеров, когда понял, что сам не знает куда идти
  • Он нашел способ сфальсифицировать достижение результата
  • И он закончил все обьявлением о триумфальной победе и награждением совершенно непричастного Пуха

Конечно, можно сказать, а не слишком ли я суров к Кристоферу Робину? В конце концов, это его игрушки и он имеет право в них играть в какие угодно игры. Правда? Правда. Хотя и интересно, что он играет с ними именно в эти игры. А главное, почему так получается, что наблюдая за многими менеджерами, создается ощущение, что они не управляют командами и не получают реальные результаты, а просто

...здесь, в Зачарованном Месте на вершине холма в Лесу, маленький мальчик будет всегда, всегда играть со своим медвежонком. 

И будет ли слишком сурово это к ним?

***


blog comments powered by Disqus