Ух!!! (№10) 25 февраля: (Де Мойн) - Айова - (Небраска) - Южная Дакота - (Wall)

Итак, выехав утром 25 февраля от приятеля я помчался дальше на запад. Уже через минут двадцать мне показалось, что машина ведет себя как-то странно. Я остановился на зоне отдыха ("rest area"), осмотрел ее со всех сторон, проверил давление в шинах и ничего не заметил. Ну, может давление в передней правой шине оказалось чуть ниже, чем я ожидал, но вполне в пределах нормы. Так что я решил, что мне померещилось и продолжил.

Тут начался проливной дождь, переходящий в "shower" - дослоно "душ", и вода действительно льется при этом как под сильным душем. Видимость снизилась до 200-300 метров, на дороге появился слой воды. Сильно помогало еще и то, что дорога на этом участке не очень загруженная, и главной задачей было не оказываться сразу за грузовиками, которые поднимают всю эту воду в воздух и делают видимость практически нулевой. Единственно спасение - это быстро обогнать очередного мастодонта на дороге и выйти на более спокойную часть дороги. Может показаться, что обгонять в такой ситуации не самая лучшая идея, однако если встать в хвосте такого грузовика на приличном расстоянии, чтобы не быть в хвосте его водяной пыли и брызг, появляются другие проблемы. В первую очередь состоящие в том, что тогда уже грузовики начинают обгонять тебя, и в результате оказываешься в той же ситуации, как если бы обгонял сам, но без малейшего контроля ситуации и влияния на то, как долго это продолжается. К счастью, дождь лил не очень долго, примерно полчаса-час, и скоро удалось снова вздохнуть спокойно.

Дорога по Айове плоская как доска с редкими слабыми подъемами и спусками или столь же мягкими и широкими поворотами чуть вправо или чуть влево. Основной вид по сторонам - поля и пастбища, и в конце февраля поля представляют из себя даже еще более блеклое зрелище, чем обычно. По дороге нет ну совершенно ничего интересного, что можно увидеть на фотографиях сделанных по дороге.

Проехав примерно 120 миль, на самой границе с Небраской, возле Омахи, я перешел на хайвей идущий на север и поехал по-прежнему в Айове, но на самой границе с Небраской. Не то чтобы это сильно повлияло на пейзаж, но слева был уже другой штат. Омаха по размерам больше Де Мойна, и дешевле. Название города берется от индейского названия места "Выше всего на потоке", а сам город был основан пионерами и поселенцами на западном берегу Миссури в начале 19 века. Город называли "crossroads of the nation", поскольку он служил центром торговли по снабжению поселенцев, двигающихся на запад. Мне там предлагали работу по веб-дизайну, но общее состояние рынка труда для программистов слишком уж далеко от Силиконовой Долины, чтобы там можно было серьезно и надолго обосноваться.

Ну и немного фактов о штате. В 1834 году соглашение с индейцами запретило белые поселения на запад от Миссисипи (восточная граница Айовы), тем не менее в 1854-м году Небраска стала территорией, а в 1867-м году 37-м штатом. Такие вот парадоксы истории. Немного больше чем полтора миллиона человек живет в этом штате примерно на 77-ми тысячах квадратных миль, которые до прихода белого человека были в основном бескрайними прериями. Штат занимает первое место по производству кукурузы и меда.

Еще час с небольшим езды и я оказался на границе трех штатов - Айовы, Небраски и Южной Дакоты. В этом месте находится Сиу Сити (Sioux City), названнный так в честь тех самых Сиу, описанных Фенимором Купером. По-моему, я уже рассказывал про учительницу английского у жены одного из моих друзей. На уроке она (учительница) стала расспрашивать кто откуда. На это ее спросили откуда она. Она ответила, что родилась здесь, на что получила ответ, что родилась-то она здесь, но предки-то откуда-то приехали. На это она ответила: "Конечно, не все американцы native, но я, вообще-то, сиу." Так вот, в честь этих Сиу и назван Сиу Сити.

Город стоит на реке Миссури и выглядит, в общем, художественно. Но с хайвея вид, разумеется, не очень, а останавливаться не хотелось, так что я благополучно перехал в Южную Дакоту и еще через час с небольшим попал в Sioux Falls - "Водопады Сиу", поселение служившее в основном местом скупки шкур, а сейчас просто еще один городок на пересечении 29-го и 90-го хайвея. И здесь я перешел на 90-й, который идет на запад прямо до Сиэттла, а на восток пересекает Чикаго и уходит на восточное побережье, если не ошибаюсь к Бостону.

Ну, немного о штате. 738 тысяч человек живет на территории 77 тысяч квадратных миль, занимающихся в первую очередь сельским хозяйством, а также немного добычей полезных ископаемых и лесным хозяйством. Здесь же находится крупнейший действующий золотой прииск в западном полушарии, по крайней мере так утверждает путеводитель. Эти земли были открыты французами и оставались французскими до 1803 года, когда они были куплены США как часть сделки по Луизиане. В 1861-м году эти земли получили статус территории, а в 1889 территория Дакота была разделена на Северную и Южную Дакоты, которые стали штатами.

Первое мое впечатление от Южный Дакоты состояло в том, что мне нужен освежитель воздуха. В штате, как и в соседней по югу Небраске чрезвычайно развито животноводство, и вся дорога заставлена плакатами, приглашающими свернуть с нее в тот или иной ресторан и отведать местный бифштекс. Бифштекс, возможно, и действительно неплох, собственно, забегая вперед скажу, что вечером того же дня я его опробовал, но как следствие вдоль дороги местами стоял отчетливый запах навоза.

Вторым впечатлением была ближайшая зона отдыха. Кстати, надо пояснить, что зона отдыха - rest area" - это не развлекательный парк, а просто рукав на хайвее, с местами парковки, туалетами, машинами, продающими напитки и разную сухомятку типа чипсов. Когда едешь на большое расстояние такие зоны отдыха позволяют остановиться, размять ноги, встряхнуться, прежде чем отправляться дальше в путь.

Зоны отдыха в Южной Дакоте все оборудованы декоративным украшением из бетонных балок сложенных в форме индейского вигвама. Уж не знаю кому и когда пришла в голову такая идея, но выглядит действительно занятно. В остальном Южная Дакота также не отличается разноообразием.Она еще более плоская, еще более пустая, и еще более однообразная. Единственным скрашивающим моментом является более высокое ограничение скорости - 75 миль в час против 65 в Айове. Что означает, что нормальная приличная скорость находится в диапазоне 75-85 миль в час, выше полиция начинает придираться.

Через 130 миль от Sious Falls я подьезжал к городку Шамберлейн (Чемберлен?), также находящийся на берегу Миссури. Прямо перед подъездом к городу и реке находится очень интересная зона отдыха. Она расположена не вплотную к дороге, а на отшибе на высоте доминирующей над долиной реки и городом. Как я понимаю, эта зона отдыха была сделана специально ради великолепного вида, открывающегося с этого места. Так что, хотя сзади и надвигалась весьма несимпатичная гроза, я все-таки заехал туда, чтобы сделать несколько снимков.

Сразу после этого я сделал глупость. Я посмотрел на приближающуюся грозу и решил, что вполне могу переждать ее в процессе перекуса, особенно если учесть, что я в этот день только завтракал рано утром. Я выехал на ближайшем выходе и подьехал к ресторану Тако Джон - местная сеть мексиканских ресторанов, в которой я до этого никогда не бывал. Оказалось, что поверх мексиканского антуража и меню это всего навсего паршивейший фаст-фуд, вроде существенно ухудшенного МакДональда. Словом сьев средней сьедобности лепешку набитую жареным фаршем со специями, я обнаружил что сделал двойную ошибку. Грозу я за это время не переждал, зато она надвинулась значительно ближе. Тем не менее, я сел за руль и направился дальше.

После того, как я переехал через мост, гроза меня все-таки нагнала. Стемнело, дождь полился как из ведра, а видимость снизилась метров до 100-150. Поскольку хайвеи всегда разделенные, а в свете молний было видно, что машины на дороге очень редки, да и сойти с дороги было некуда, я продолжал, хотя и был вынужден снижать скорость, когда слой воды на дороге становился слишком уж большим.

Через примерно час-полтора я все-таки вырвался из грозы, частично обогнав ее, а частично благодаря шоссе, несколько сменившему направление. Тучи по-прежнему сохранялись и сильно светлеть явно ничего не собиралось, хотя время было еще вполне дневное. По дороге стали встречаться знаки, зазывающие посмотреть badlands ("плохие земли"), гору Рашмор (Rushmore) и какую-то пещеру.

Badlands - это старые горы из чего-то вроде песчанника, светло-желтого, желтого или красно-коричневого цвета, в полупустыне-полустепи. Песчанник определил и вторую достопримечательность этих мест - гора Рашмор. Поскольку песчанник легко разрушается, откалывается и убирается, именно это место было использовано, чтобы изобразить в горе лица президентов. И гора Рашмор - это как раз та гора, в которой в 1941-м году лица нескольких президентов были увековечены в горе.

По моему маршруту я должен был проехать всего в 20 милях от горы Рашмор, но посмотреть ее, к сожалению, мне так и не удалось. Стемнело еще сильнее, похолодало, и пошел снег. Сначала это меня не очень волновало, но вскоре он стал падать все сильнее и сильнее и через примерно полчаса я обнаружил, что еду в полной темноте с нулевой видимостью в жуткую метель (плотный снегопад плюс сильный порывистый ветер, так что это скорее даже буран по-русски, но по-американски это все равно snow storm). Кроме того, снег стал скапливаться на дороге. Скорость пришлось снизить до 35 миль в час (60 км в час) и еще минут через 15-20 я понял, что мне надо выходить на первом же выходе, на котором будет гостинница. В принципе, до этого я планировал остановиться в Rapid City, примерно в 210 милях от Шамберлен, но в сложившейся ситуации я был очень доволен, когда через еще 15-20 минут смог рассмотреть дорожный знак о выходе с гостинницей, которому я немедленно и последовал.

С трудом разглядев в метели светящийся знак Days Inn, я подрулил к ней, с трудом вытащил необходимые мелочи из багажника (ветер чуть не расшвырял лежавшие сверху вещи) и вошел в холл гостинницы. Надо сказать, что это была именно простая дорожная гостинница, где люди останавливаются на ночь. Ни швейцаров, ни разукрашенных дверей, ничего заумного, просто окошко администратора и длинный коридор с дверьми направо и налево на двух этажах. Под хлопанье входной двери, тугая пружина которой была неспособна противостоять зверским порывам ветра, я подождал пока администраторша разобралась с семьей, подьехавшей толко что передо мной, заполнил простенькую анкету, сунул им кредитную карточку, расписался на чеке, забрал обратно свою кредитную карточку и карточку- ключ от номера и пошел к себе. Номер состоял из комнаты с телефоном, телевизором, широкой застеленой кроватью, совмещенным туалетом-ванной-душем, тумбочками, кондиционером-обогревателем и вешалкой для одежды.

Бросив вещи на кровать, я вышел обратно, чтобы узнать, есть ли при этой гостиннице ресторан, чтобы поесть. Оказалось, что "удобства через дорогу." За гостинницей стоял ресторан средней паршивости, где я и опробовал столь усиленно рекламировавшийся южно-дакотский бифштекс. В общем, оказалось достаточно сьедобно. Потратив на это занятие примерно час-полтора, и заодно закупив чуть открыток с местными видами я вернулся в номер, позвонил жене и завалился спать под свист и подвывание метели за окном.

На этом и закончились мои приключения 25-го февраля. Оставалось еще два дня пути.

Редмонд, штат Вашингтон, 15-17 апреля 2000 г.

***


blog comments powered by Disqus