Суд

               Суд

Раскинулась бездна в причудливом сне,
И грешные души, теряясь во мгле,
Застыли в цепочке у замкнутых врат,
Кому путь на небо, кому-то и в ад...

И в грозном свеченьи, что судьбы таит,
У врат тех Апостол печальный стоит,
Вершит свой суровый и праведный суд,
А души пред ним все идут, и идут...

        "Что грешником был ты, так то не беда,
        Две чаши весов у Святого Суда,
        Что сделал на свете ты? Кем ты храним?
        И жил ли беспечно, судьбою любим?

        Иль чашу несчастий ты выпил до дна,
        Такую, что ждал как спасенья Суда?
        И Бога молил, потерявши пути...
        Тогда лишь, тогда, заходи, проходи."

И робко стоя пред судьею душа,
Ему отвечает: "Да в общем-то я,
Не жалуюсь, в общем, судьба как судьба,
Не так хороша, но не так и плоха...

Я мамой своею был сильно любим,
А Богом я был и любим, и храним,
А что не всегда кушал досыта я,
Так то и понятно, Земля есть Земля.

        Но грозный апостол сурово стоит,
        И те же слова он опять говорит:
        "Что сделал на свете ты? Кем ты храним?
        И жил ли беспечно, судьбою любим?

        Иль чашу несчастий ты выпил до дна,
        Такую, что ждал как спасенья Суда?
        И Бога молил, потерявши пути...
        Тогда лишь, тогда, заходи, проходи."

На это робея, и щурясь на свет,
Душа, заикаясь, лепечет в ответ:
"Не знаю я что тут еще рассказать,
Во сне почему-то хотелось летать,

И сделать большое, и мир осветить,
И быть бы любимым, и крепко любить,
Но вот не сложилось, все что-то не то,
Но я не жалею, знать так суждено..."

        Но вновь сквозь слепящий и манящий свет,
        Все те же слова получает в ответ:
        "Что сделал на свете ты? Кем ты храним?
        И жил ли беспечно, судьбою любим?

        Иль чашу несчастий ты выпил до дна,
        Такую, что ждал как спасенья Суда?
        И Бога молил, потерявши пути...
        Тогда лишь, тогда, заходи, проходи."

"Да где же мне было, любить и молить?
Мне надо семью свою было кормить!
Работая тяжко на ниве своей,
Мы лишь Божьей Волей подняли детей...

Для думы о Боге мне не было мест -
Страну мою будто распяли на крест,
Куда ни подайся, куда ни пойди,
Все нету дороги, все нету пути...

        Но вновь сквозь холодный мерцающий свет
        Привычная речь раздается в ответ:
        "Что сделал на свете ты? Кем ты храним?
        И жил ли беспечно, судьбою любим?

        Иль чашу несчастий ты выпил до дна,
        Такую, что ждал как спасенья Суда?
        И Бога молил, потерявши пути...
        А... ты из России... Давай, заходи...

                                       10-26-96 00:35am
***


blog comments powered by Disqus