Превратности судьбы


                        Превратности судьбы

В городок Милвуд, затерянный на равнинах Среднего Запада, я прибыл ранним
утром в далеко не безоблачном настроении. Собственно говоря, уже не первый
год я колесил по дорогам в надежде, что непутевая девица по прозвищу
Фортуна наконец повернется ко мне другим местом, чем то, где у коровы
расположен хвост. Мой карман, который содержал всю имевшуюся на данный
момент наличность и выполнял функции персонального банка, отнюдь не был
оттянут неимоверным грузом, а стало быть несомненно начинал разгораться
банковский кризис... Денег не было. Не предвиделось их и в будущем, а
кроме двадцати долларов с центами я мог похвастаться лишь пока что еще
приличным костюмом, кожаным саквояжем, парой мелочей любого
путешествующего и пачкой акций золотодобывающей африканской компании.
Справедливости ради надо сказать, что акции были настоящими, липовой была
только сама компания.

В ресторанчике при гостинице, куда я зашел перекусить, с утра было
немноголюдно, поэтому я сразу увидел его. У меня вообще взгляд наметан, а
тут просто невозможно было не заметить состоятельную, но явно
провинциальную фигуру приезжего, кажется самой судьбой посланного мне для
пополнения денежного запаса. По крайней мере, его палец украшал перстень
с весьма неплохим бриллиантом. Присев рядом с ним, я постарался произвести
впечатление состоятельного джентельмена, спешащего куда-то по своим делам,
преуспевание которого располагало к приятной беседе о деньгах, полученных
в результате успешных финансовых операций где-то на Уолл-стрите и других
респектабельных местах.

Приезжий с чистым и провинциально наивным честолюбием посмотрел на меня и
добродушно спросил:

- Проездом здесь?

- Да, - небрежно улыбнулся я, - когда дела идут успешно, они отнимают уйму
времени. А вы - местный?

- Нет, - ответил он, заинтересованно пододвинувшись ко мне, - Разрешите
представиться, Джон Картрайт младший. Я живу в соседнем городе и имею дело
по торговле ювелирными изделиями. Вот взгляните, - и он продемонстировал
мне тот самый перстень с камнем на пальце, - Вот таким вещицами мы торгуем
и надо сказать очень неплохо. А Вы?

- Майкл Джеррел, - снисходительно кивнул я, - занимаюсь фондовыми
операциями. Недавно приобрел акции богатейшей золотодобывающей
компании для своего клиента в Нью-Йорке и сейчас хочу получить дивиденды.
А затем спешу домой. Этот клиент, кстати, тоже имеет отношение к ювелирной
промышленности, и они позволят ему по дешевке покупать золото для своих
мастерских. К тому же послезавтра срок выплаты дивидендов, поэтому нужно
спешить в ее контору, чтобы получить деньги.

Ого! Отметил я про себя, здорово это я завернул, а вдруг удастся сплавить
ему эти акции? Удача просто сама лезла в руки.

- Да что Вы говорите, - оживился мой собеседник, - И выгодная сделка?

- Просто великолепная! Это, конечно, не контрольный пакет, но акции
достались примерно на двадцать процентов ниже своей нынешней цены.

Не стоит слишком занижать цифру, отметил про себя я, это вызывает
подозрение.  Никто не станет говорить с Вами, если Вы попробуете продать
ценную вещь за треть цены. А вот дешевизна на пять-десять процентов
подвела не одно поколение лопухов. Через два часа задушевной беседы мой
новый знакомый был готов раскошелиться на любую сумму, которую я пожелал
бы назвать, и которя уместилась бы на его чеке, если бы связываться с
чеком входило в мои планы. Но это было не так.

- Ах, как жаль, что я не захватил с собой наличности, - расстраивался Джон
Картрайт младший, и я вполне искренне поддерживал его в этом. Наконец, еще
через полчаса горячего обсуждения он предолжил:

- Может быть мы могли бы сделать так: я могу оставить Вам в залог этот
перстень.  Как потомственный ювелир уверяю Вас, что он стоит куда больше
названной Вами суммы.

Теперь начиналась финальная часть работы. Нужно было сделать
недовольный вид, сомневаться и колебаться до последнего момента, словом
сделать все, чтобы меня старательно уламывали взять этот камешек,
приглянувшийся мне с первого взгляда.

Прошло еще примерно полчаса и результат был достигнут. Я покидал городок с
перстнем и чеком на триста долларов в кармане, а Джон Картрайт младший,
прижимая к груди акции уезжал в противоположном направлении по адресу
конторы воображаемой золотодобывающей компании за своими дивидендами.
Проехав примерно пару часов я вынул перстень из кармана и внимательно
рассмотрел его...

В городок Джефферфилд, затерянный на равнинах Среднего Запада, я прибыл
ранним утром в далеко не безоблачном настроении. Собственно говоря, уже не
первый год я колесил по дорогам в надежде, что непутевая девица по
прозвищу Фортуна наконец повернется ко мне другим местом, чем то, где у
коровы расположен хвост. Мой карман, который содержал всю имевшуюся на
данный момент наличность и выполнял функции персонального банка, отнюдь не
был оттянут неимоверным грузом, а стало быть несомненно начинал
разгораться банковский кризис... Денег не было. Не предвиделось их и в
будущем, а кроме десяти долларов с центами я мог похвастаться лишь пока
что еще приличным костюмом, кожаным саквояжем, парой мелочей любого
путешествующего, липовым чеком на триста долларов и золоченым перстнем с
фальшивым бриллиантом...

--------------
19 ноября 1995

***


blog comments powered by Disqus