Copyright © Эл Ибнейзер, Алексей Колпиков, 1995-2000. All rights reserved.Роман доступен онлайн на сайте http://www.eldar.com . Вы можете читать его, однако любая публикация, включая электронную (веб, CD, BBS) запрещены.--------------------------------------------------------------------------

Эл Ибнейзер                Алексей Колпиков
Дар Менестреля

Часть III. Лес

Глава 2

Густой и темный лес склонялся над тропой, покрытой опавшей листвой, и упруго пружинившей под ногами. Если бы не усталость, идти было бы даже приятно, но долгие приключения с редкими короткими отдыхами, а затем долгое болтание по волнам давали себя знать. Ноги заплетались и не хотели идти, не говоря уже о том, что давал о себе знать голод и очень хотелось спать. В конце концов Онтеро сдался и обьявил очередной привал на уютной полянке, отделенной невысоким кустарником от небольшого чистого ручейка.

- Онтеро, куда мы так спешим. Давай разведем огонь, отдохнем, поищем чего-нибудь сьедобное вокруг? - Спросил Тич.

- Не время, лисенок, не время... - пробормотал колдун в ответ, устало сидя на своем мешке и оглядываясь по сторонам.

- Вообще-то мальчик прав,  - вмешался Ильмер, - Все устали и нуждаются в отдыхе. Сейчас мы много все равно не сможем пройти. Да и время подходящее. В кои веки за нами никто не гонится, уж какие бы они ни были эти серые, а уж после всего этого должны были потерять нас из виду.

Онтеро понурился, вздохнул и ответил:

- Вроде ты и правильно все говоришь, Иль, но чует мое сердце, что-то неладно, что-то не так... Нам бы до моего домика добраться, там хоть в какой-то безопасности были бы...

- Это как в доме твоего друга? - Усмехнулся герцог, - Немного такая безопасность стоит. Здесь не в пример лучше, вон в те кусты у ручья спрячься, любая погоня, если без следопыта будет, мимо проскочит и ничего не заметит.

- Ну, хорошо, - вздохнул Онтеро, - Давайте отдохнем.

Впрочем вся честная компания уже не нуждалась в таком приглашении. Дастин и Ильмер устроились на стволе поваленного дерева, а Тич последовал примеру колдуна и устроился на заплечном мешке с барахлом. Увидев, что все и так уже отдыхают, Онтеро продолжил:

- Ну и что мы сейчас будем делать? Есть ли у кого план?

- "Есть ли у кого план?" - усмехнулся Ильмер, - Мы думали, что у тебя есть план... Но если ты спрашиваешь о том, что делать прямо сейчас, то все просто - чуть отдохнем, попьем водички, потом соберем хворост, разведем огонь и постараемся найти что-нибудь сьедобное. Или кого-нибудь. Как план?

- Не хуже любого другого, Иль, не хуже любого другого здесь... - Ответил со вздохом колдун и добавил, - Но все же не нравится мне здесь, ой, не нравится...

Обычно оживленный Тич лишь откинул голову и опершись руками сидел на земле прикрыв глаза, словно он ничего не видел и не слышал. Не лучше выглядел и Дастин, Он настолько устал, что ему казалось будто никакая сила в мире не может его оторвать от этого бревна, и даже за перепалкой герцога и колдуна он наблюдал со стороны, будто кто-то ему рассказывал сказку, а не он сам живой сидел тут же в лесу с тремя спутниками и пытался решить, что же теперь делать. Как во сне он увидел, как Онтеро кивнул головой, пробурчав под нос что "вода может и неплохая идея", и полез в кусты. Некоторое время раздавался шелест веток и листьев, а потом он затих. Видимо колдун добрался до ручейка.

Онтеро тоже устал дальше некуда, и если бы не неотвязное чувство, что что-то не так, он бы и не пытался убеждать спутников, что надо идти. В само деле, Ильмер был прав, никто не мог их преследовать сейчас, а даже если и так, чтобы скрываться, лес - лучшее убежище... Онтеро склонился над водой, зачерпнул в пригоршню воды и сделал первый ледяной глоток... Чувство взгляда в спину заставило его вздрогнуть, но повернуться он не успел. Последнее что ему удалось сделать, это увидеть среди зыбких неверных бликов отражения в воде дубину, опускающуюся сзади на его голову.

*  *  *

Уютный и роскошний охотничий домик, куда провели Акрата третьего для встречи с новым союзником, стоял в светлой лиственной рощице у самого побережья. На открытой террасе, расположенной над обрывом с великолепным видом на бескрайний океан, был накрыт стол, и судя по посуде, равно как и самому домику, король Леогонии чувствовал, что кто бы ни был его неведомый союзник, он похоже не сильно уступает в богастве королевской фамилии. Это внушало надежды... равно как и опасения. Король до сих пор не знал, что и подумать. Если он действительно получил в союзники кого-то влиятельного в рядах противника, кого-то кто мог претендовать на руководство, то это действительно могло переломить исход дела. С другой стороны, подобный союзник вряд ли захочет остаться в тени, после своей победы, и будет иметь все, чтобы забрать всю власть себе.

Особенно взволновала короля новость о Мельсане. Неужели это действительно правда, неужели она жива? Про себя король твердо решил первым делом потребовать подтверждения этого факта, встречи с дочерью и, если это будет возможно, освобождения ее, поскольку уже было очевидно, что если ее не убили, значит она в плену у тех, кто все это организовал... Внезапно он почувствовал, что кто-то стоит прямо у него за спиной. Король машинально схватился за рукоятку кинжала, резко обернулся, и застыл от неожиданности, столкнувшись глаза в глаза со взглядом своей дочери...

Принцесса мотнула головой и длинные золотистые волосы задели щеку и шею короля, на мнговение ошарашенного от неожиданности, но так же неожиданно и бурно пришедшего в себя:

- Мельсана! Так ты и правду жива! Дочь! Умница моя, они отпустили тебя? - король крепко обнял ее и сильной рукой прижал лицо дочери к своей груди, - Как я страдал, знал бы кто, как я страдал... - и вдруг, почувствовав спокойствие девушки, отстранился держа ее за плечи и радостно уставился в ее глаза. Принцесса улыбнулась, чуть насмешливо, но ласково провела рукой по виску, щеке и бороде отца, а затем сказала:

- Давай сядем за стол, отец, нам нужно очень многое обсудить.

- Но, ты не понимаешь, мы должны подождать того человека, которые тебя освободил, и который готов стать моим союзником... - начал было король, и тут его взгляд упал на стол, на которым было накрыто только два прибора...

*  *  *

Втретив ошарашенный взгляд короля, принцесса высвободилась из его рук и спокойно сказала:

- Перед тобой твой новый союзник, отец. Верховная Жрица Черного Ордена, контролирующего ныне земли Западного Вильдара.

Король машинально сел, задумался, потом снова поднял взгляд на дочь:

- Так значит тебя не похищали, ты просто бежала? Но зачем? Неужели я тебе отказывал хоть в чем-то?

- Я не могла выходить замуж за герцога, отец. Церемония в храме Единого лишила бы меня силы. Кроме того, я не смогла бы заниматься своим делом, - принцесса подошла к каменной ограде и устремила свой взгляд в океан.

- То есть ты не хотела замуж? Почему же ты мне не сказала?

- Потому что ты считал это нужным по политическим мотивам, и не стал бы меня слушать. Да и без этого, жизнь во дворце накладывает слишком много ограничений. Мне нужна была свобода для моих занятий и я ее получила. Чтобы тебе было яснее, чтобы получить силу я имею дело с мужчинами. Очень тесные дела с мужчинами, - принцесса уставилась на отца и добавила,- Я бы сказала яснее, но боюсь за твои манеры.

- Ты хочешь сказать, что пошла по стопам своей прабабки? - медленно ответил нахмурившийся Акрат, - Не могу сказать, что я в восторге от этого, но в конце концов это не первый случай в нашем роду, я бы смирился и с этим. И ни одна сволочь не посмела бы...

- Моя прабабка была  просто потаскуха, и все. Ты не понял отец, я это делаю, чтобы получить Силу, настоящую Силу, - Мельсана изящно взмахнула рукой, и стоявшая на дальнем конце стола ваза из толстого стекла вдруг сорвалась с места и ударилась о ближайшее дерево с такой силой, что разлетелась на тысячу мелких кусочков. Принцесса вновь отвернулась к океану и продолжила, - Не беспокойся отец, теперь, когда ты поклялся разрешить мне мои занятия, я могу вернуться во дворец. По крайней мере, когда будет можно. И пойми, мне очень жалко, что тебе пришлось это пережить, но у меня не было другого выхода. Можем мы теперь поговорить о деле? - завершила она, взглянув на отца.

- Разумеется, дочь моя, - ответил тот, - так значит ты - Верховная Жрица. Кто же ухитрился быть выше тебя, и что это за орден такой вообще...

- Выше меня магистр Ордена, Верховный Магистр. И это главное мое препятствие на пути к власти в Ордене. Он очень умен и очень силен. Для справки, ты ведь знаешь историю Гланта... Так вот - магистр возглавлял этот Орден еще тогда.

Акрат широко расрыл удивленные глаза, но быстро прищурился и продолжил внимательно ловить каждое слово своей дочери, которая тем временем продолжала:

- Кстати, именно он настаивал на идее исчезновения меня из дворца. Понимал, что Верховная Жрица на престоле Леогонии может и не нуждаться ни в каких магистрах. Есть еще два мастера с очень большим влиянием. Один старый, достаточно глупый и мелкий, по сути просто чрезвычайно доверенный слуга магистра. Он весьма жестокий и властолюбивый. Если магистра не окажется, то он употребит все свое влияние, чтобы сесть на его место. А влияние у него очень даже большое. Фактически он заведует всеми делами Ордена и можешь представить какой властью при этом обладает. Другой мастер молодой, умный, сильный и, - Мельсана сделала паузу, - красивый. При иных обстоятельствах я бы желала увидеть его разделяющим трон со мной, когда настанет время, но он слишком сильный и слишком умный, я не смогу контролировать его, так что одним соперником больше. Он воглавляет фактически что-то вроде армии и тайной полиции Ордена, так что сам понимаешь... Эти трое - наше препятствие. Справимся с ними, и вся мощь Ордена под моим руководством в твоем распоряжении, отец. Равно как и вся мощь государства, управляемого тобой, в моем, я правильно понимаю?

- Расскажи, что за Орден такой, хотя бы, - ответил вопросом на вопрос король.

- Чего рассказывать? Орден Илинитов знаешь? - король кивнул в ответ на вопрос дочери, - Наш устроен примерно так же, только дисциплины побольше и хозяин другой, соответственно и цели другие.

- Так вы из этих темных сект, что то тут, то там появляются?

Принцесса поморщилась:

- Не опошляй, отец. Эти "темные секты" - мелкий побочный результат нашей работы, так, шваль, отбросы и придурки. Когда говорят о "темных", обычно считается, что они не верят в Единого. Это неверно. Мы верим в Единого, и очень даже верим. Наше отличие от илинитов состоит в том, что мы не верим в человека. В этом краеугольный камень наших различий. Илиниты верят, что рано или поздно придет Светлое Царство, где всем воздастся по заслугам, а потом всем хорошим станет хорошо. Мы считаем, что люди рано или поздно достанут Единого своими грехами, и он просто сотрет человечество с лица Земли, оставив души там, где им и полагается быть - в распоряжении того, кто с самого начала не верил в людей. И тогда те, кто ему служил уже сейчас, окажутся его приближенными и будут вознаграждены за службу, пока остальные будут гореть, мерзнуть, или уж не знаю, что там с ними будет делаться, каждый народ себе по вкусу выдумывает... Теперь, почему все закрутилось именно сейчас. Мы верим, что именно сейчас в мир пришел Певец.

Мельсана сделала паузу, но Акрат хотя и приподнял брови, сознательно демонстрируя свое удивление, но говорить не стал, ожидая продолжения. И она продолжила:

- Если ты знаешь из теологии, именно явление Певца, который должен принести Изначальную Песню, и является центральной точкой для того события, которого ждем и мы, и илиниты. Единый сказал, что Певец принесет Песню, все ее подхватят и тут-то и наступит всеобщее благоденствие. Хозяин нашего Ордена всегда возражал, что люди безнадежно исказят Песню, куда хуже чем он сам в начале времен. Магистр считает, что Певец - это наш придворный менетсрель, этот Дестин, словом хромой, которого обвинили в моем убийстве. В этом, кстати, тоже была часть задумки, если бы ты его казнил, в хорошем же виде Песня пришла бы в Мир, - усмехнулась принцесса, - и добавила, пока все понятно? Сейчас хороший момент, чтобы ответить на твои вопросы, если таковые у тебя есть, прежде чем идти дальше.

Акрат потер лоб, встал, подошел к каменной ограде, возле которой стояла его дочь, задумчиво посмотрел на океан минуту-другую, и потом сказал:

- Я не понимаю только одного. Если по твоей вере скоро наступит конец света, то за что же ты борешься?

Принцесса улыбнулась:

- Не зря магистр говорит, что ум мне достался по наследству... - она сделала паузу, убедившись, что отец понял ее комплимент, и продолжила, - А дело состоит в двух мелких, но очень важных деталях. Во-первых, ты же знаешь нашего менестреля. Можешь ты поверить, что он и есть Певец? Я знаю, что очень многое указывает на это, но если это не так, то высшим силам еще предстоит изрядное время до разрешения их спора. И я предпочла бы провести его на престоле королевства и главой Ордена, нежели запользованной жрицей и орудием в чьих-то руках. Я ясно выражаюсь?

- А если он все-таки Певец? Ты же помнишь, как он умеет петь.

- Тогда есть еще вторая причина, связанная с тем, что мы на самом деле верим в Единого. И он сказал, что все будет хорошо. А с Единым шутить еще хуже, чем с Хозяином нашего Ордена. Ведь Песня-то продолжается и никто не знает как она должна звучать. С Единого станется заявить, что его любимчики, ненадолго оторвавшись от войн, убийств, пьянства, блуда и прочих завлекательных занятий, все-таки спели ее именно так, как Он и хотел. С него станется, Он - Создатель, он и не такое может себе позволить. И тогда, когда Хозяин начнет спорить, то либо получит "по шапке", после чего мы все все равно в Светлом Царстве и беспокоиться не о чем, либо они устроят нам еще небольшой тайм-аут на проверку исполнительских талантов, и тогда мы снова возвращаемся к идее трона и руководства Орденом. Логично?

- Вполне, - согласился с дочерью отец. Он подошел к столу, наполнил пару бокалов, и вернувшись к парапету протянул один Мельсане. Они облокотились вновь на парапет, глядя на клонящееся надо океаном к закату солнце, и через минуту молчаливого наслаждения видом, вином и тишиной, Акрат сказал:

- Знаешь, дочка, я может и не в восторге от некоторых твоих занятий, но, пожалуй, это будет лучший вечер в моей жизни.

*  *  *

Серые пленившие Дастина, Ильмера, Тича, и столь немилосердно обошедшиеся с лысиной Онетро, отнюдь не отстали от своего пленника в желании видеть всех четверых в хижине колдуна. Уже к вечеру голодные и усталые путники были приведены в старое жилище Онтеро и оказались там заперты. Впрочем, в планы серых явно не входило уморить друзей жаждой или голодом. В хижину принесли вполне достаточно простой, но питательной еды. Основу их ужина составляла половина зажаренного на костре дикого кабанчика, которой одной хватило бы чтобы накормить всех четверых. А с лепешками пресного хлеба и достаточным количеством воды, учитывая голод пленников, трапеза превратилась в настоящее пиршество. Или чуть не превратилась. Оба старших члена команды, отложив на время свои пререкания, вовремя вспомнили, что если с голоду переесть, то может стать очень плохо, и поэтому утолив в меру позволенного голод и жажду, все вплотную друг к другу, чтобы сохранить тепло, устроились на полу и крепко заснули...

Утром немного пришедший в себя Онтеро вспомнил, зачем же он так рвался сюда, и полез под единственную в доме узкую койку, пространство под которой явно служило ему  долгое время заменителем чулана, чердака и подвала, одним словом места, куда засовывают любую, еще способную пригодиться в хозяйстве вещь. Собственно, скорее всего в доме было не одно такое место, но по виду пространства под койкой в это трудно было поверить. Серые почему-то не беспокоили друзей, и Онтеро смог от всего сердца отдаться археологическим изысканиями под своей кроватью. Примерно через час его пыхтение и усилия были вознаграждены, и он вытащил из кучи хлама небольшую изящную на вид шкатулку.

- Вот, - гордо сказал он показывая всем остальным свой трофей.

- Что "вот"? - Не понял Дастин.

- В этой шкатулке лежит вторая часть пророчества о тебе, Дастин. Та самая, о которой говорил Аргвинар. Если нам повезет, то мы узнаем много важного о твоем Даре и как его использовать. Если повезет...

- Ну, так давай открывай!

- Сейчас, минутку... - ответил толстяк пытаясь открыть шкатулку. Но она не открывалась... Миниатюрный замок крепко держал крышку на месте, и она не поддавалась. Оружие у друзей забрали уже давно, но в комнате среди прочего хлама нашлась прочная полоска железа и тяжелая каменная ступка. Используя полоску вместо ножа, а ступку вместо молотка, Онтеро, вхдохнув о судьбе отличной шкатулки, попытался открыть ее методом грубой силы. Однако это тоже не произвело на шкатулку должного впечателения и она продолжала оставаться запертой. Наконец, Онтеро хлопнул себя по лысине и почти закричал:

- Ну и идиот же я. Как я мог забыть!

- Чего забыть, - все трое удивленно уставились на колдуна.

- Шкатулка ведь заговоренная. Ее только специальным ключом открыть можно, а иначе никак.

- И где же твой ключ, - Поинтересовался Дастин.

- Не знаю, я его давно потерял. Но есть еще нескольк ключей, способных открыть такие шкатулки. Один из них был у Аргвинара... Кабы знать...

И постанывая, толстяк уселся на пол, схватился за голову и стал думать...