Copyright © Эл Ибнейзер, Алексей Колпиков, 1995-2000. All rights reserved.Роман доступен онлайн на сайте http://www.eldar.com . Вы можете читать его, однако любая публикация, включая электронную (веб, CD, BBS) запрещены.--------------------------------------------------------------------------

Эл Ибнейзер                Алексей Колпиков
Дар Менестреля

Часть III. Лес

Глава 1

Лес. Его темные ветви нависали над краем песчаной береговой полосы, словно пытаясь предъявить свои права еще и на этот кусочек земли, будто лесу было мало того, что он занимал. А занимал он немало. Согласно легендам это был один из островов древнего первоначального Леса, который занимал всю землю еще до того, как ее впервые коснулась нога человека. По крайней мере так было согласно эльфийским легендам, а уж насколько они правдивы - сказать трудно. Корранский лес напоминает лес на восточной части Эст-Арви. Возможно, когда-то это был один лес, а лишь потом, в незапамятные времена, которые никто не помнит, кроме самого леса, кусок его откололся и отделился Корранским проливом от материка. Может в память о тех временах и протягивают деревья в Корране свои зеленые руки к морю, в надежде дотянуться до бывших собратьев...

Друзья устроились на отдых на самом краю леса, еще не заходя под нависающие ветви, но буквально в двух шагах от них. Пологий берег образовывал приятный песчаный пляж, на который и пришлось вытащить лодку, чтобы ее не унесло течением во время прилива. Разумеется, возвращаться никто не собирался, но если Аргвинар все-таки решит поискать свою пропажу, лучше пусть найдет ее заботливо укрытую на берегу, чем брошенную в море.

Нетрудно понять, что все опять были на грани истощения от усталости, жажды и голода. Жажду утолили в близлежашем ручейке, а затем все, включая несгибаемого герцога, повалились на горячий песок. Уже не в первый раз за последний месяцы Дастин почуствовал, какая это роскошь, вовсю растянуться на горячем песке, протянув сведенные ноги и раскинув руки, не боясь задеть кого-то из спутников или вывалиться в холодную воду, не чувствовать соленых брызг на своем лице и теле, и просто смотреть в бездонное голубое небо. Впрочем просто смотреть в небо долго не удалось. С непривычки к твердой земле голова кружилась и тошнота подступала к горлу, так что Дастин перевернулся на живот, уткнулся лицом в собственные руки и сладко заснул. Так сладко, что даже во сне ему снилось будто он спит. Только не ободранный и голодный на пустом берегу, а на роскошной кровати под мягким покрывалом. На плече приютила голову женщина и ее золотистые локоны были беспорядочно разбросаны на его груди. Рука немного затекла, но он боялся пошевелиться, чтобы не потревожить ее. Он любил ее и она любила его и сознание этого переполняла его душу теплом, покоем и счастьем... Понимая, что спит, Дастин мысленно улыбнулся от удовольствия. Его страшили навещающие его время от времени вещие сны о невероятных местах, то ли прошлом, то ли будущем, а этот сон был такой, как он хотел, простой сон-мечта, который так или иначе снится любому в его возрасте и в котором нет ничего пугающего или необычного. Девушка во сне проснулась, приподнялась на локте, поглядела в его лицо, поцеловала его и стала нежно трясти за плечо, пытаясь разбудить.

Постепенно он почувствовал, что его действительно трясут за плечо:

- Поднимайся, Дастин, пора в дорогу, - повторял Онтеро, тормоша его затекшее плечо, - Ночью поспишь, а теперь надо идти.

- Куда идти? А поесть мы не собираемся?

- Нечего есть. Ничего, придумаем что-нибудь. Ильмер - хороший охотник, да и Тич, когда шерстку наденет, тоже должен неплохой охотничек быть, все-таки кролика там добудет или еще что-нибудь...

- Ага,  а мышь-полевку не хочешь, колдун? - Ехидно встрял мальчишка, который уже продрал глаза и даже умылся холодной водой из ручья.

Онтеро поморщился, но решил не отвлекаться:

- Словом, подниматься пора и в дорогу.

- А куда мы идем? - Поинтересовался Дастин, - в Бренсалль, как договорились? Можешь ты все-таки обьяснить, зачем?

- Да в Бренсалль. А сначала в мою хижину здесь в Корране. А зачем... - Онтеро задумался, последний разговор с Аргвинаром не лез у него из головы... - Понимаешь, Дастин, мы вроде бы поняли что происходит, но так и не поняли еще что делать надо. Хоть мы и можем попасть в легенду, только все у нас не как в легенде происходит. Там обычно всегда находится какой-нибудь мудрый и всезнающий волшебник, который точно говорит герою что надо делать. Вот, например, укокошь этого дракона и будешь лапушкой. А тебе вместо всезнающего волшебника я достался, и извини, я тоже не знаю, что делать надо. Вот мы и должны сейчас любую зацепку использовать, чтобы выяснить это. А то получится, как в сказке про человека, нашедшего волшебную палочку: взял он ее, попросил то, попросил это, и ничего. Взмахнуть надо было ей, да он не знал... Вот и нам надо понять, как твоей, Дастин, волшебной палочкой взмахивать. А то я еще могу кое-как иногда использовать твой Дар, но это так, мелочи, а ты к тому же и так не можешь. В хижине у меня еще старые свитки лежат, может я там что найду. А в Бренсалле, мы может о твоих настоящих родителях что узнаем. Не может быть, чтобы они совсем простые были, может какую подсказку найдем. А еще стоять нам нельзя, а то поймают нас, а этим руку в рот не клади, эти того гляди сами знают, как твой дар использовать. Мне удалось тебе обьяснить?

Дастин серъезно кивнул головой, и Онтеро продолжил:

- А тебе, Ильмер? Я ведь и для тебя с Тичем обьяснял. Я же обещал, что больше вас вслепую водить не буду.

- Да, Онтеро, ты очень понятно обьяснил, - ответил герцог, - Жаль только все-таки, что ты не всезнающий маг и советчик. Нам бы это не помешало.

- Это точно, - воздохнул Онтеро, - Был у меня друг, его бы сюда...

- А где он сейчас? - Спросил Тич.

Онтеро вздохнул, и  медленно ответил:

- Не знаю. Нас судьба разбросала.и я давно о нем ничего не слыхал. Не знаю даже жив ли он, последний император Гланта... - а затем, игнорируя удивленные взгляды спутников, махнул рукой и призвал, - В путь, друзья!

*  *  *

Заброшенный старый замок невдалеке от Ирнара был настолько опутан плющом, что издали выглядел невнятным куском скалы, неожиданно появившимся посреди густого леса. За многие годы ров не только высох, но и пракктически сравнялся с землей, а внутренний двор замка зарос деревьями и кустами пробившимися сквозь утрамбованную землю или укоренившихся в щелях между камнями, а парадный вход выглядел теперь черным отверстием, ведущим в какую-то мрачную пещеру. Внутри время также дало себя знать на стенах и полу, загаженном пометом летучих мышей, потеками на стенах, показывавшими, где стекает вода, попадающая в замок во время дождей через местами обвалившуюся крышу, а в углу главной залы, чуть в стороне от возвышения, на котором когда-то пировали члены веселой дружины местного барона, образовался даже небольшой пруд, черный и безжизненный как и почти все внутри замка. Шаги короля Леогонии Акрата III и его проводника гулко раздавались под сводами залы, а странная акустика замка искажала голос до неузнаваемости. Они прошли в заднюю комнату для прислуги, где провожающий и оставил короля наедине с факелом, бросающим тусклые блики на местами сырые стены комнаты. "Ждите, Ваше Величество!" - сказал напоследок проводник и исчез.

Не зря король поехал к западным баронам. Слишком многое связывало их с королевской фамилией, да и мало кто из них жаждал увидеть на троне человека из Гирлина, или еще хуже, какого-нибудь северного кочевника. Один из них взялся переговорить с некими людьми, способными выручить короля из неприятного положения. А положение и впрямь было более чем неприятным. По сути, король столкнулся с некоей, неведомой ему до того силой, которая сумела поднять против него соседей, переполошить его собственное королевство и даже проникнуть во дворец. Что бы ни было, но король был совершенно уверен, что недавнее убийство его дочери дело рук тех же людей, которые подняли восстания по стране, сумели организовать пиратов и подняли бунт в Хорнкаре, воспользовавшись тем, что герцог Хорнкарский, чуть не ставший его зятем, пропал невдалеке от столицы Леогонии, когда пытался поймать предполагаемого убийцу. Именно, что предполагаемого. Король уже не сомневался, что если дело поставлено столь серьезно, убийцы не могли не подставить кого-то вместо себя, а насколько он знал своего любимого менестреля - хромого застенчивого юношу - тот не был способен убить цыпленка, не то что человека. Впрочем, это все было неважно, а важно было то, что если король не найдет себе нового мощного союзника в течение ближайших недель, его рыцари не выстоят перед этой новой и пока неведомой силой.

Что заставило его мучаться догадками, откуда такая сила мога взяться. Собственно, у него просто не было никакой надежды вообще, мир был слишком хорошо сбалансирован до этого, поэтому появление новой мощной силы нарушало этот баланс, кажется, безнадежно. Все союзники были уже учтены и их сил не хватало. Все противники также были учтены, и до сих пор ничего не могли сделать. Единственное на что мог надеятся король - это на чудо, после которого у него появится новый мощные союзник так же неизвестно откуда, как и появился недавно этот новый противник. Поэтому он был очень удивлен, когда один из баронов предложил ему помощь и долго пытался выяснить, с кем же его пытаются связать. Но барон был непреклонен, обьясняя, что ни его собственные силы, ни могущество короля, не спасут его и его семью, если он будет слишком разговорчив. Единственное, что удалось узнать королю, барон сказал напоследок, как бы извиняясь за неспособность обьяснить лучше:

- Поймите, Ваше Величество, в мире нет монолитных сил. Тот, кто противостоит Вам, использует то, что некоторые Ваши вассалы и союзники охотно видели бы себя на Вашем месте. Но это не означает, что у Вашего противника нет приближенных, которые отказались бы увидеть себя на ЕГО месте.

И многозначительно замолчав, барон поклонился и ушел. А король остался с вновь загоревшейся надеждой. Чуда не свершилось, сила была так же самая, что и противостояла ему, просто появился шанс развернуть ее в другую сторону... "Как все гениальное - просто..." - думал король, присев на старый обломок мебели, который каким-то чудом не сгнил и не рассыпался грязью, покрышей пол. Конечно, эта встреча вполне могла быть ловушкой, но что ж, приходилось рисковать...

Комната была соединена с залой крошечным оконцем, через которое раньше передавали распоряжения, и теперь в нем затеплился свет факела, такого же что был у короля.

- Ты хотел говорить со мной? - Раздался чуть искаженный гулким эхом голос.

- Это зависит от того, кто ты и что можешь предложить, - ответил король, - можешь ли ты спасти мое королевство и мою корону?

- Все возможно, - ответил голос, - но ты прав, я могу сказать яснее. Что ты готов предложить за то, чтобы сохранить свое королевство в нынешних границах, чтобы остаться в нем королем и чтобы, когда придет час, твоя дочь заняла трон после тебя?

- Моя дочь?! - воскликнул король, - Кто ты, если не знаешь, что моя дочь мертва, убита уже много дней назад!

- Считай, что это твой аванс, - раздался в ответ смешок, - Твоя дочь жива, и этим я даю тебе знать, что я имею некоторую власть. Так что ты готов за это дать?

- Что ты хочешь?

- Свободу для моих последователей заниматься своими делами и вербовать новых членов, вооруженную помощь от тебя и твоих вассалов, если до этого дойдет, в устранении тех, кто мешает мне взять власть в моей организации, и несколько мелких пунктов, включая отказ от брака твоей дочери с герцогом Хорнкара.

- Кто же определит ее жениха? Ты? - иронично ответил король.

- Пусть сама себе выберет, - последовал ответ.

- Ты предлагаешь очень много, я не знаю, чем занимаются твои последователи, но... боюсь у меня нет выбора. Да, я согласен, если ты действительно сдержишь свое слово.

- Клянись словом короля, - потребовал голос.

- Клянусь, - понуро король, - что если ты сказал правду и сделаешь, то что обещал, то все твои требования будут исполнены.

- Хорошо, ты получил мою поддержку, и я тоже клянусь в этом, - в голосе явно слышались какие-то знакомые интонации, но воспоминание ускользало от короля, скрытое гулкостью эха и хлопаньем крыльев летучих мышей, - жди моего посланца, союзник, - в голосе послышалась легкая насмешка, - он проводит тебя к месту нашей следующей встречи. Не иди за мной.

И свет в оконце удалился и исчез. Король выскочил в дверь, но увидел лишь неясную фигуру в сером плаще исчезающую в дверном проеме...

*  *  *

Каменные стены со следами копоти, полумрак рассеиваемый лишь факелом на стене, тишина... То, что посетителям и подчиненным казалось мрачным и зловещим, Вейергу казалось просто убогим, да собственно оно и было убогим. "Вейергу"... Старый колдун мрачно ухмыльнулся про себя. Когда-то его звали иначе, и когда-то он не прятался от солнечного света как паук в щели, а мог провести день в седле и закончить его хорошей дракой... Не кулачной, конечно, но его соперникам от этого лучше не было. Старость... Проклятое время, когда ничего уже не осталось в этом мире, что могло бы принести настоящее удовольствие... Или почти ничего, подумалось старику, есть еще одно, заветное, то, что не утомит до последнего часа - месть врагу. Собственно и не месть даже, счет уж давно шел в пользу колдуна, но это не то, чем можно насытиться. Враг. Какое сладкое слово, что бы он делал без такого врага? Вейерг ухмыльнулся про себя, нет, все-таки как удачно, что Хозяин ненавидит его врага почти так же как и он сам... Даже вот подсказывает как да где...

В дверь раздался стук и осторожно вошел Егард.

- Ну? - Взгляд магистра, обращенный на слугу, был мрачен и равнодушен, - Докладывай, опять упустили?

Егард опустил глаза и ответил:

- Пираты его упустили, мы пытались поймать их на островах, но они уже уплыли на материк к тому времени, сейчас Йолан его сторожит в Корране, куда они наверняка придут за барахлом колдуна.

- А ты что тут делаешь?

- Йолан убежден, что нам их не дотащить оттуда до Ирнара, и что нужно их прямо там обработать.

Магистр поднял брови и уставился на Егарда:

- Убить? Я бы ожидал от него большего в таких условиях...

- Правильно ожидал бы. Он хочет прямо туда на место притащить жрицу, и чтобы она его...

- Хорошо, - прервал его Вейерг, и задумался... Значит мальчик надеется сыграть в одиночку, ухмыльнулся старик про себя. Что ж, пусть попробует. Тем более, что на месте действительно надежнее, да и со жрицей должно получиться, она девица толковая. А уж насчет того, что потом... Сейчас есть более важное дело, так что если мальчик сам все правильно сделает, тем лучше, тем лучше... С изумлением Вейерг даже обнаружил, что вовсе не хочет мешать своему воспитаннику в его планах захвата власти в Ордене. Устал, как устал. Может и правду, плюнуть на все да отойти от дел? Да нет, со скуки помереть можно. Ну да ладно, потом разберусь, а пока пусть мальчик действует. Хорошего помощника удалось воспитать, уже и сам знает что делать надо. Певец это очень важно, по крайней мере для Хозяина, но скучно. Хорошо, что можно расслабиться и заняться куда более интересеными делами, например, своими личными врагами. Магистр принял решение и приказал:

 - Делай так как он сказал, да пошевеливайся. Если Йолан захочет... - магистр задумался на мгновение и продолжил, - Нет, ничего, просто делай как он сказал, по плану. Правильная мысль, отвези туда жрицу. Только сам потом ухо остро держи, - усмехнулся Вейерг под конец.

- Это на кого ухо востро держать, - ядовито поинтересовался Егард, - не на твоего ли любимчика?

- И на него тоже, - ответил магистр, - но ты еще кое-кого забыл.

- Кого, певца этого, что ли?

- И певца тоже, если он Песню вспомнит, тебе с ним непросто справиться будет. Но Певец - это забота Йолана.

- А кого еще? Переддина что ли?

- И Переддина. Он колдун серьезный. Впрочем, Йолан и с ним разобраться сможет, ты только не мешай.

Егард задумался, но что-то у него не складывалось:

- Так кого же, Вейерг? Своих серых что ли? Или герцога этого придурочного?

С ледяным лицом магистр медленно начал отвечать:

- Еще дружка этого нового, которого Йолан приручил, и девку его, да и с герцогом осторожнее, и лейтенанта серых своих, да при таком призе даже тень от дома может участие принять, ну а пуще всего... - магистр сделал паузу и изменившимся тоном резко и зло закончил, - Жрицу, идиот!

Несмотря на мрачный взгляд хозяина Егард просто расцвел, ощутив, наконец, знакомую почву под ногами:

- А, жрицу, не беспокойся, Вейерг, пригляжу, не впервой. Все в порядке будет.

- Вот и хорошо. У меня тут дело важное будет, я немного попутешествую, так что приглядывай, приглядывай...