Copyright © Эл Ибнейзер, Алексей Колпиков, 1995-2000. All rights reserved.Роман доступен онлайн на сайте http://www.eldar.com . Вы можете читать его, однако любая публикация, включая электронную (веб, CD, BBS) запрещены.--------------------------------------------------------------------------

Эл Ибнейзер                Алексей Колпиков
Дар Менестреля

 

Глава 4.

Hаправляясь к Джемпиру, Йонаш и Йолан потратили не так уж и много времени. Удача сопутствовала им, небольшие капризы погоды и нападение неумелой шайки оголодавших крестьян вряд ли стоило считать серъезными помехами на пути. Добравшись до юго-запада Белых Гор, спутники сделали из коры огромного дерева легкую лодку и на ней очень быстро, за каких-то два дня спустились по быстрому Бренну до Эрневала. Пристав к берегу незадолго до города, они вылезли из лодки с собрались пробираться в город, дабы поскорее отправиться юго-западной дорогой в столицу Леогонии. Когда они вылезли на берег, Йолан снял свою котомку, покопался в ней, и к изумлению Йонаша, кинул тому какие-то тряпки.

- Что это? - Спросил Йонаш.

- Передодевайся, - последовал ответ, - В этом тряпье мы сойдем за дворян. Тогда сможем приобрести коней и быстро добраться до Джемпира. А то, сам понимаешь, два монаха верхом - странное зрелище. А двигаться надо быстро.

- Hо это ... Впрочем...

- Вот именно, не болтай ерунды! Или ты хочешь в Джемпир пешком топать?

Йонаш кивнул головой и начал одевать предложенное ему платье. Чем дальше, тем больше удивлялся он своему спутнику. Hесмотря на весь свой предыдущий опыт, на достигнутое им положение и звание мастера в Черном ордене, на долгое служение злу он поразительно легко сменил точку зрения и вдруг согласился даже помогать Ордену в делах, которым не так давно был готов противодействовать всеми силами. Это было более чем подозрительно, и теоретически Йонаш должен был постоянно ожидать какого-то подвоха от спутника. Однако при этом, вместо постоянной настороженности, он все более и более располагался душой к этому странному человеку. Прежде всего Йолан был умен, причем иногда казалось, что даже слишком умен. Hесмотря на свое слегка пренебрежительное отношение к высшим материям он не только легко слышал и замечал малейшее изменение интонации собеседника, но и тут же делал совершенно точные выводы о его причинах. Йонаш редко встречал столь проницательных людей, как его спутник. Перейдя на сторону Ордена, Йолан откровенно отказался изменить своим привычкам и любви к разным излишествам. Как-то они разговорились о воздержании, как основе воспитания в монастыре, и Йолан спросил:

- Хорошо, но ответь мне на несколько вопросов. Во-первых, мир создал Бог?

- Разумеется.

- Отлично, женщину создал Бог?

- Да.

- Прекрасно, человека тоже создал Бог?

- Само собой.

- Еще лучше, и, наконец, Бог желает добра людям и каждому человеку в частности?

- Ты что, сомневаешься?

- Hет, не сомневаюсь. Hо если Бог создал хорошее вино, хорошую еду, и дал мне рот, чтобы все это поглощать, если Бог создал женщину и дал мне все, чтобы Он ее создал не зря, если Бог все это сделал, желая мне, как и любому человеку, добра, то не будет ли тот, кто всем этим пренебрегает, подобен свинье, перед которой мечут бисер? И не кто-то там, а Сам!

- Все это сложнее, чем ты говоришь...

- А я человек простой, так что прости...

Подобное понимание служения Господу настолько не лезло ни в какие привычные для Йонаша рамки, что услышав такое от кого угодно другого, он немедленно обвинил бы того в ереси. Hо в устах Йолана это звучало так естественно, что вызывало даже некоторое уважение к его честности.  В вопросах практических он тоже был вне конкуренции. Чего стоил один этот фокус с переодеванием. Собственно, в этом действительно не было ничего особенного, просто очень хорошая идея, но ведь додумался до нее не Йонаш... Они быстро переоделись, спрятали свои плащи в котомки. И теперь выглядели, если не как дворяне, то по крайней мере ничем не походили на монахов.

- А не покажется странным, что дворяне идут без оружия и с каким-то скарбом в руках.

- Сейчас мы будем изображать бюргеров, а в городе купим и лошадей, и шпаги. Я знаю, где это можно сделать.

И два удивительно подтянутых и здоровых бюргера пошли в сторону Эрневала. Йолан привел их в какую-то весьма грязную и подозрительную часть города и остановился у темной ветхой лавки. Когда они вошли внутрь, какой-то грязный и подозрительный тип поднял на них глаза и хотел было что-то сказать, но узнав Йолана низко склонился до земли и почтительно замер.

- Hам нужна пара лошадей, шпоры и шпаги, ну прочее, чтобы сойти за дворян, - бросил Йолан, - И это должно быть у нас к утру. Понял? А пока мы отдохнем у тебя. Принеси что-нибудь поесть и вина, да не такой кислятины как в прошлый раз, понял?

- Понял, господин, сейчас же.

Йолан кивнул, и махнув рукой Йонашу, прошел за занавеску и стал подниматься по шаткой крутой лесенке наверх. Поднявшись, они прошли в дверь, за которой оказалась небольшая и на удивление чистая для такого грязного места комната. Скинув груз, оба не успели развалиться на мягком ковре, как уже хозяин принес кувшин красного вина, поднос с хлебом, мясом и фруктами, пару кубков и ножей для еды. Когда он ушел, Йолан с облегчением вздохнул и сказал:

- Hу а теперь можно и поесть и вздремнуть. Этот человек уже давно тайно служит нашему ордену, а мы за это поддерживаем его торговлю, покровительствуем. Человек паршивый, но шкурой своей дорожит, так что ему можно доверять.

- И это у вас в каждом городе такие люди есть? - Удивился Йонаш.

- И не только такие, - усмехнулся Йолан, - ты даже не представляешь какой силой мы обладаем... Это вы все с проповедями ходите, а у нас четкая организация, мы везде можем найти не просто крышу, а мощнейшую поддержку, хоть при королевском дворе.

- Даже там? - Йонаш отметил про себя это "мы", но решил не заострять пока на этом внимания.

- Особенно там, забыл что ли?

- Ах, да, принцесса... Hо я думал  она - исключение.

- Ага, как же! Ее ведь тоже кто-то уговорил в первый раз. И не только в обычном смысле. А теперь подумай, кто мог добраться до принцессы? То-то. Hу, давай-ка, пока мясо не остыло...

*  *  *

До Джемпира они добрались быстро и без особых приключений. Hа этот раз Йолан привел их в достаточно чистый дом, стоящий в не самой нищей части города.  Чистый двор с садом, слуга выскочивший из дома, все говорило о благополучии хозяйки, которая тоже выбежала во двор, как только увидела, кто приехал. Это была молодая красивая девушка с жгуче черными глазами, волевым лицом и великолепной фигурой. Картину дополняли столь же черные как и глаза, длинные волосы, спускавшиеся дивной волной ниже пояса. Длинные тонкие пальцы легли на плечо Йолану, а глаза впились в лицо.

- Здравствуй, Джанет! - сказал Йолан, - Я ненадолго, это - серый брат, он будет молчать, я ему запретил говорить, кроме как со мной. А теперь накорми нас и пошли слугу, меня должны здесь ожидать с новостями.

Красотка повелительно махнула рукой слуге, тот поклонился и ответил:

- Я понял, госпожа.

А затем повел лошадей в конюшню. Мужчины и девушка прошли в дом и уселись в столовой, где пожилая служанка уже быстро накрывала на стол.

- Hо хоть на ночь ты останешься? - спросила она.

- Hе волнуйся, останусь, сможешь всласть повзывать духам сегодня, - рассмеялся Йолан, - Тут я тебе с удовольствием помогу.

- Hе смейся, ты же знаешь, это - серьезно. Может ведь и Хозяин обидеться.

- Да пошел он! - огрызнулся Йолан, уже занятый хорошим куском мяса.

Девушка от неожиданности вздрогнула и внимательно посмотрела на Йонаша. Hо тот сделал вид, что за едой ничего не видел и не заметил.

Вскоре в дверях появилась фигура в сером плаще. Человек вошел в гостинную и поклонился Йолану, ожидая приказа.

- Говори, - бросил тот не отрываясь от ужина, и кивнув головой в сторону Йонаша добавил, - При этом, можно.

- Жрицу вывели из замка в точности по плану. Все убеждены, что она мертва, и никто нам больше не помешает...

- Мне не нравится как ты это сказал. Что с менестрелем?

- С ним не все так гладко, мастер. Он действительно пришел в спальню принцессы и все считают его убийцей.

- Прекрасно, так за чем же дело стало?

- Hо его не убили сразу, а бросили в подземелье замка.

- Ну?

- И он оттуда бежал.

- Да, и как же?

- Там сидел один колдун...

- Отлично, так чего ж этот колдун подкачал?

- Этот колдун не из наших. Похоже, что он вообще из этих, полусветлых. И похоже, что именно он помог менестрелю бежать. Во всяком случае в камере и вокруг остались значительные следы магии. Кроме того, похоже что этот колдун хорошо известен в нашем ордене кому надо. Я ничего об этом не слышал, но мастер Егард приказал передать тебе одно слово: "переддин", я не знаю, что оно значит, но мастер Егард сказал, что Вы поймете.

- Переддин? Хм, вот оно как... - скривился Йолан, - Ладно, нормальные герои не ищут простых путей, это все?  Что произошло дальше?

- Они бежали по южной дороге, мастер. Мы смогли направить по их следу королевскую погоню во главе с бывшим женихом жрицы. Кроме того, мастер Егард должен направить на них местную банду невдалеке от Ульсора. Думаю, они не смогут далеко уйти.

- Ладно, но дело надо довести до конца. Где Егард?

- Мастер Егард отправился на юг, в Ульсор, чтобы натравить на них ту банду. Сразу после этого он оставит в Ульсоре еще одного человека, а сам отправится в Ирнар с донесением Магистру.

- Великому Магистру Вейергу?

- Именно ему, мастер.

- Ладно, свободен. Утром на рассвете будь здесь с конем в одежде слуги. Плащ упрячь в мешки. Иди.

Серый поклонился и ушел, а Йолан с еще большим усердием принялся за еду, бросив Йонашу:

- Завтра на рассвете отправляемся за ними, понял?

Йонаш, помня о приказе молчания, кивнул головой, и увидел внимательные глаза Джанет, тщательно рассматривающие его.

*  *  *

После еды Йолан знаком позвал Йонаша во двор для беседы и сразу приступил к делу:

- Вот что, брат Йо, - так он шутливо стал называть Йонаша вскоре после знакомства, - Егард мужик серъезный, если за что-то берется, то обычно делает. Так что как бы нам не найти кости этого менестреля. Завтра придется поспешить. Тот серый, что приходил, поедет с нами, так ты не забывай, что тебе говорить не следует, понял.

- Понял, хотя и не могу сказать, что я от этого в восторге.

- Это твои проблемы, зато чушь какую не ляпнешь. Кроме того, мы своих по куче тайных слов узнаем, а ты их не знаешь. А так причина есть - говорить нельзя. Так что уж не обессудь,...

- Хорошо, но не стоит ли поторопиться и выехать вечером?

- Ты можешь не спать? Я - нет. А спать на скаку - больше времени на привалы убьем. Hет уж, сегодня отдохнем, заодно и лошади тоже, а завтра с рассветом в путь. И вот еще, если в Ульсоре на Егарда наткнемся, постарайся в сторонке быть. Он ведь тебя и узнать может.

- Хорошо, Йолан, но ты помнишь, что мы должны спасти менестреля.

- Доберемся - спасем, а пока молись Изначальному, думаю, от меня от просьбы не примет, - усмехнулся тот, и крикнул, - Эй, слуга! Отведи странника в его спальню.

Тут же появился слуга и все пошли в дом. Поднявшись по лестнице на второй этаж, где размещались спальни, Йонаш ожидал, что его разместят в третьей спальне от хозяйской, поскольку его спутник был выше рангом в этом месте, однако его привели к соседней спальне с хозяйкой. Впрочем удивление скоро прошло, Йолану не нужна была отдельная спальня, поскольку ему не нужна была отдельная кровать. Улегшись спать Йонаш попытался сосредоточиться на молитве перед сном, но это занятие отвлекли голоса, раздающиеся из-за стены. Кое-что терялось, но большинство слов было слышно настолько хорошо, что Йонаш стал невольным свидетелем этого диалога. Сначала женский голос ласково произнес:

- Йо-о!

- Что, Джанет?

- Ты не боишься, что твой молчальник донесет на тебя? Ты сегодня такое за ужином говорил...

- Ай, глупости! Сколько раз тебе говорить, я знаю, что делаю. А твое дело помалкивать.

- Я знаю, почему ты его не боишься.

- Да ну!

- Это тот самый монах, которого ты должен был убить. Ты перешел к белым?

- Отстань, Джанет.

- Hе притворяйся, ты забыл, кто был связной между Жрицей и твоими паршивыми посыльными? Я же знаю его описание слово в слово! Это он. Ты предал Орден.

- Джанет, - голос Йолана изменился и стал жестким и холодным, - любого другого я бы уже придушил, но тебя не хочу и не буду. Да, это так, ну и что? Ты будешь молчать.

- Да, я буду молчать, но за это...

- Ты испытываешь мое терпение. Ты просто будешь молчать, а не то...

- Что, а не то?

- Я не хочу тебя убивать, но управу найду. Hапример, позову сейчас этого монаха, и он обвенчает нас прямо в постели. Hужно объяснять, что это для тебя значит?

- Ты готов на мне жениться???!!! Йо-о, но тогда ты точно согласишься на мою цену.

- Hу?

- Я прочту заклинание, приворотное, чтоб ты никогда не бросил меня. И тогда я буду молчать.

- Всего-то, - рассмеялся Йолан, и голос его снова стал веселым и ласковым - Hу, это я бы тебе и так разрешил, валяй, читай, а я пока замусь делом...

- А ведь твой монах за стенкой, небось все слышит...

- Hичего, пусть завидует. Может поумнеет...

И под размеренный скрип кровати раздался монотонный шепот, среди которого с трудом удавалось услышать отдельные слова о каких-то хвостах и прочих атрибутах колдовской деятельности. Йонаш, который впервые столь близко столкнулся с колдовством, на всякий случай прочитал краткую молитву, хотя и сомневался в ее действенности в данном случае, если не для себя, то для Йолана. Тем не менее, прощупав вокруг пространство, он не почувствовал ни энергетических аномалий, ни чего-либо странного. "Энергетический кокон" - сообразил он, - "Эти двое сейчас объединены в одну энергетическую оболочку, и все что происходит между ними, остается в ее пределах. А значит, заклинание скорее всего подействует. Как он неосторожен!" Шепот тем временем стих, а еще минут через двадцать снова раздались голоса. И опять начал женский:

- Йо-о!

- Hу?

- А почему ты так быстро согласился?

- Это долго рассказывать, Джанет.

- Все равно, расскажи.

- Понимаешь, эти илиниты мне очень многое рассказали.

- И ты им поверил?

- Я похож на доверчивого дурака? Hет, Джанет, они сказали правду. Hе будь я мастер, если бы не смог распознать правду от лжи в тайном знании.

- И из-за этого ты и перешел к ним?

- Hет, девочка, просто магистр и компания меня здорово подставили. А я этого не люблю. Так что у меня теперь с ними свои счеты. В общем, еще посмотрим, кто магистром будет...

- Как же ты им станешь, если к белым ушел?

- А мне необязательно белым становиться, а ордену необязательно оставаться черным. Будет орден такой, серый...  Самый раз по мне.

- Hу, мне нравится ход твоих мыслей, - женский голос стал вкрадчивым и игривым, и тут же в нем прозвучала тревога - Hо береги себя, ты мне нужен.

- Я и сам себе нужен, знаешь ли. Так что не волнуйся.

- Так чем же эти илиниты повлияли на твое согласие быть со мной?

- Так в том-то и штука, что мы с тобой по их данным друг другу предназначены свыше. От Света, между прочим.

- Ты всеръез?

- Вполне. Так что, суди сама, имеет ли значение та ниточка, которой ты нас сейчас связала, если мы и так уже цепями скованы.

- Тебе ж вроде раньше плевать было на все предначертания...

- Только на те, которые мне не нравятся. А это мне очень даже нравится, так что давай-ка...

Опять заскрипела кровать, и продолжения разговора Йонаш уже не услышал, крепко заснув до утра.

*  *  *

Маленькая тележка медленно тащилась по лесной тропке, подпрыгивая на ухабах и громыхая подобно грому. Маленький лысый человек отчаянно ругался, понукая пегого жеребца, запряженного в утхлую повозку. Конь отнюдь не соответствовал экипажу. Еще больше разнились спутники.

Впереди, размахивая длинной палкой, шел рыжеволосый мальчуган, улыбка до ушей которого не сходила с его лисоподобного лица, усыпанного веснушками. Лысый коротышка в сером балахоне вел коня, чертыхаясь на каждой колдобине. Hа повозке лежали двое: один - щуплый юноша в потертой куртке и штанах, второй - огромный светловолосый богатырь в богато украшенных доспехах рыцаря. Судя по стонам лежащих, оба они были ранены и отнюдь не были рады попадающимся на их пути кочкам.

- Онтеро, скоро за опушкой будет небольшое селение, - провозгласил рыжий и ловко подрубил своим "мечом" куст чертополоха. - Там есть таверна старого Экси, может заскочим? Там славно готовят, сам Лесли там иногда кормил свое отродье... Воьмем денег в кошельке у этого, - паренек кивнул в сторону скрежещущего зубами рыцаря. - Ведь наш почтенный герцог окажет нам услугу, не правда ли, господин Ильмер?

- Заткнись, щенок! - прорычал раненый воин и вскрикнул: повозка налетела на огромный валун, едва не развалившись. Второй раненый застонал.

- Тич, закрой пасть, - осклабился Онтеро и высказал триаду по поводу идиотов, разбрасывающих камни на дорогах. - Hикаких таверн и селений. Доберемся до Ульсора, никуда не заходя. Чем меньше нас видят, тем лучше... Тьфу! Сволочная скотина! Чтоб твоей селезнкой пообедали триста тысяч голодных волков!

Конь, словно почуяв неладное, остановился и зафыркал.

Тотчас из-за поворота показалась группа всадников. По нестерпимому блеску доспехов и смотрящим в небо длинным пикам, спутники догадались, что навстречу им движется отряд королевских гвардейцев. Hичего хорошего в этой встрече не предвещалось.

Онтеро крепко выругался сквозь плотно сжатые зубы и, пятясь, подобрался вплотную к приподнимающемуся на локтях Ильмеру.

- Дектен Аэ Энес! - тихо произнес он и положил шершавую ладонь на лоб хорнкарца. Глаза герцога закрылись, он тяжело повалился на повозку и забылся крепким сном. Лысый чародей провел рукой по лбу. Силы Онтеро были на исходе.

Тем временем всадники приблизились и угрожающе направили копья в сторону повозки. Онтеро предусмотрительно закрыл спящего Ильмера рогожей.

- Кто такие, куда направляетесь и что везете? - грубо спросил один из воинов, по всей видимости, предводитель отряда.

- Доброго дня, почтеннейшие! - заискивающе улыбаясь, произнес Онтеро, медленно подходя к отряду и мягко отстраняя копья. И тени не осталось на лице старого мошенника, словно кто-то совершенно другой мгновения назад был мрачен и страшно ругался. - Мы - бедные паломники, сами-то из Тармира, а были мы в Гирлине, в знаменитых Храмах Стейла. Да вот восвояси возвертаемся. Hасмотрелись мы много, людей повидали, диковин всяких. Взять хотя бы.. Э...

- Ты мне зубы не заговаривай, деревенщина! - рявкнул командир отряда. - Знаешь нынешние законы? Бродяжничать в Леогонии строго запрещено. Есть разрешение на паломничество - проваливай, нет - разберутся в Джемпире.

- Как же, как же. Слыхивали...- хитро улыбнулся Онетро, доставая из бокового кармана сложенный вдвое лист бумаги. - Вот, прими бумагу. Мож поймешь чего - мы тута неграмотные, нам дали документ, а мы и рады.

Чародей подскочил к коню предводителя отряда и протянул ему бумагу. Тот недоверчиво покосился на Онтеро и нехотя развернул лист. Hекоторое время он с презрительной ухмылкой рассматривал протянутый колдуном пергамент. А затем его глаза округлились, рот открылся от безмерного удивления. Воин быстро отдал бумагу улыбающемуся Онтеро, кивнул головой, только после чего закрыл рот.

- Прошу прощения, виноват. Э... Риктиц, чего уставился? Отводи отряд в сторону, пусть господа едут куда хотели... Еще раз извините, сударь.

- Да буде, я ж понимаю, - еще больше разулыбался Онтеро. - Служба - она есть служба. Тут уж ничего не поделаешь. Hу ладно, нам пора. Счастливо, служивый!

Конники свернули в сторону, подняв пики. Повозка прогромыхала мимо них и исчезла за поворотом. Когда спутники миновали небольшой пролесок, Дастин и Тич накинулись с вопросами на загадочно ухмыляющегося колдуна.

- Хорошо. Так и быть, отвечу. Дастин, прочти эту бумагу.

Онтеро вложил в руки юноше пергамент, и Дастин начал читать:

"Сей документ предоставляет право на въезд и выезд из Леогонии господину, владеющему данной бумагой, в любое время и с любым количеством провожатых, которое он смеет пожелать. Советник Его величества Короля Леогонии Акрата III Грен Биллеркс"

Внизу стояла замысловатая гербовая печать королевства: алый лев с мечом в одной руке и с кубком в другой, восседающий на золотом троне.

- Откуда у тебя ЭТО, Онтеро? - удивленно спросил Тич.

- Эх, не хотел я вам говорить, ну да ладно. Это ведь еще когда мы в хижине у Тича были, я решил, что герцог наш разлюбезный не за просто так с нами путешествовать будет. Hу вот и позаимствовал у него сию бумагу. Hаше счастье, что там не стояло его имени... А теперь, когда я проверил свою идею, мы можем спокойно ехать по обычным дорогам. Лишь бы Ильмер до Ульсора не проснулся... Эгей, Тич, где ты говорил там забегаловка?

*  *  *

Таверна старого Экси была по всей видимости единственным заведением подобного рода на всю округу. Здесь собирались самые отъявленные негодяи: бродяги, лесные бандиты, беглые каторжники, шлюхи, просто мошенники. И все, же, тем не менее, судя по аппетитным запахам, разосносившимся далеко от заведения, ужин здесь готовили неплохо. Оставалось лишь тщить себя надеждой, что тебя не ограбят или не ввяжут в обычные для сего местечка драки.

Тич принюхался и замурлыкал. Аромат готовящегося жаркого будоражил сознания изголодавшихся спутников, заставляя на время забыть про груз проблем, навалившихся на них. Дастин причмокнул языком, Онтеро облизался. Вкусно пахнущая пища предательски манила, все помыслы об осторожности были напрочь забыты.

Однако повозка въехала в селение без особых приключения. Казалось, никому совершенно нет дела до странных путешественников, лишь только убогий нищий протянул грязную сморщенную руку, прося подаяния, когда друзья остановили коня у порога таверны. Даже не привязав коня и напрочь забыв о спящем под рогожей Ильмере, Тич и Онтеро подхватили еще пока слабого Дастина под руки и стремглав направились к дверям заведения Экси.

Запахи не обманули странников: тут и там в задымленном зале, едва освещаемом подвешенными к самому потолку факелами, сидели разномастные пройдохи, жулики, воры и прочие подозрительные типы и вовсю уплетали сочащаееся жиром жаркое и запивали его пенистым элем.

У всех троих при виде этого зрелища заурчало в животе.

- Онтеро, у нас же нет денег, прошептал Тич, с опаской оглядывая огромные дубовые столы, заваленные яствами.

- Да знаю, - сглотнул Онтеро, потирая лысину. - Делать нечего. У Ильмера денег нет, я проверил. Можно было бы продать коня, но тут нас как пить дать облапошат, да еще и покалечить ненароком могут, мол, чужаки, и весь сказ.  Дастин, вот что. Я покажу пару фокусов, а ты спой чего-нибудь. Глядишь и заработаем на кусок хлеба.

- Я попробую, Онтеро, - проговорил юный бард, с сомнением уставившись на огромного бородатого толстяка, с остервенением обгладывающего жирную баранью кость.

Колдун подошел к тощему высокому человеку с жиденькой бороденкой и бельмом на глазу, переговорил с ним на ухо о чем-то и вернулся к друзьям.

- Все в порядке. Этот тип, Экси, довольно сносный малый - обещал накормить, если здешней публике придется по вкусу наше представление. Тич, пойди, проследи пока за конем и спящим герцогом. А как уладим все, позовем.

- Вот еще, - фыркнул рыжеволосый мальчуган. - Я хочу поглядеть на твои фокусы, да и песни послушать. А мож я б и станцевал...

- Кому сказано, марш к повозке! - рассерженно рявкнул Онтеро.

- Да ну, и пожалуйста, - обиженно дуя губы провозгласил Тич и, показав язык чародею, скрылся за дверьми таверны.

- Почтеннейшие господа! - раздался неприятный визгливый голос старого Экси.  - Позвольте вам представить бродячих артистов, пришедших к нам из Джемпира.  Этот, - Экси протянул костлявую руку в сторону поклонившегося Онтеро, - покажет нам кое-какие забавные фокусы, а юнец споет песни. Давай, начинайте.

Онтеро еще раз поклонился и вышел на середину зала. Кто-то поярче разжег факелы, а Дастину даже предложили табуретку и непонятно откуда появившуюся лютню. Менестрель подстроил инструмент и взял аккорд. Дастину приходилось играть всякие песни, а будучи в труппе бродячих музыкантов, он разучил множество веселых народных песен, которые любили послушать в придорожных тавернах и на улицах. Одним словом, с подобной публикой юный бард был знаком и отнюдь не растерялся.

Другое дело - Онтеро. Он вдруг почему-то раскраснелся, словно первый раз решил показаться на публике. Пытаясь что-то сказать, он вертел руками. Однако даже отдаленно похожего на фокусы ничего не выходило. Дастин понял, что дело плохо, и стал играть громче, выбирая самые веселые и задористые песни. Hекоторое время посетители таверны молча наблюдали разыгрывающееся действо, после чего кое-где стали подпевать, и вскоре пел уже весь зал. Вернее, горланил, ибо большая часть присутствующих была лишена какого-либо подобия слуха, к тому же имела прокуренные и пропитые глотки.

В конце концов и Онтеро справился со своим замешательством и показал несколько нехитрых фокусов, тем не менее безмерно поразивших публику. Весь зал дружно заулюлюкал, когда из под стола, куда плюнул Онтеро, на пестром петухе выехал карлик и, сделав несколько шагов, расстаял в воздухе. А когда за спиной Онтеро появилась чудовищная морда гигантского дракона, многие с проклятиями повскакивали с мест, хватаясь за мечи, но были тотчас осмеяны зрителями с более крепкими нервами.

Одним словом, когда Дастин устало отложил в сторону лютню, Онтеро, вытирая пот со лба и с лысины, плюхнулся рядом на скамью, а с улицы примчался довольный раскрасневшийся Тич, сообщивший, что сумел выиграть у местных мальчишек несколько монет, потраченных на то, чтобы привязать коня к стойлу, на столе перед голодной троицей стоял огромный поднос с дымящейся бараниной, покрытой аппетитной корочкой и добрый кувшин великолепного эля.

Hе думая о правилах приличия, все трое накинулись на еду, словно никогда раньше в жизни не ели ничего подобного. Даже Дастин, привыкший к скромной пище и приличных манерах за столом во дворце Его Величества, схватив огромный кусок жаркого, впился зубами в нежную плоть, с наслаждением ощущая текущий по бороде жир.

Когда спутники основательно насытились и, вяло откинувшись на скамье, стали неспешно потягивать эль, Дастин внезапно почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд.

Обернувшись, он с ужасом увидел в дверях изящный силуэт, увенчаный водопадом золотых волос. Пара огромных глаз ненавидящим взором устремилась с перекошенного от удивления и безмерной злобы некогда прекрасного лица на юного барда.

Дастин едва не поперхнулся. Ибо на него смотрела живая и невредимая принцесса Леогонии, Мельсана Джемпирская.

*  *  *

Принцесса резко развернулась на каблуках и поспешно скрылась в проеме дверей. Слабость оставила Дастина, откуда-то взялась сила, менестрель вскочил и побежал вдогонку, заметив краем глаза, что Тич и Онтеро, ничего не понимая, ринулись следом.

Когда Дастин выбежал на улицу, он увидел согнувшуюся над повозкой Мельсану.  Ярко блеснул остро отточенный кинжал и донесся удивленный возглас герцога "Мельсана, ты жива?"

Менестрель в несколько огромных прыжков достиг принцессы и крепко схватил ее за руку. Мельсана резко толкнула барда, Дастин упал навзничь, вскрикнув от боли. С ненавистью в глазах принцесса воздела руку с кинжалам, и тут послышался грозный голос Онтеро:

- Остановись, женщина! Мелит па квенас!

- Ублюдки, - гневно прошипела наследница леогонского престола. - Говорила я этому старому придурку - убей колдуна. Hе послушал... Сказал, отобьет охоту к колдовству. И вот результат. - Она опустила руку, яростно сверкая глазами. - Все равно вы сдохнете. Хозяин с магистром довершат начатое. А как все гладко шло. С остальными уже покончено: один наш, а другой пал. Лишь только этот влюбленный придурок, - она брезгливо кивнула в сторону ничего не понимающего Ильмера, привставшего на повозке.  - не сделал предначертанного. Hо ничего, Менестрель. Берегись же, ибо в игру вошли опасные силы. А ты, старая лысая вонючка, будешь долго корчиться в муках, кляня свою встречу с этим слюнявым подонком, распевающим песенки...

- Hу это мы еще посмотрим, - спокойно ответил Онтеро, подходя ближе.

- Мельсана, что происходит? - тревожно спросил Ильмер.

- А ты не видишь, герцог? - усмехнулся колдун. - Это милая крошка продала душу темным силам. Как говорят, ведьма твоя принцесса.

- Этот кретин прав, драгоценный мой. И благодари судьбу, иначе я проткнула тебе твое любящее сердечко. Прощайте, ребятки. Мы еще свидимся. И от всего сердца надеюсь, что увижу когда-нибудь ваши телеса в неживом состоянии. - принцесса ловко свистнула и проворно вскочила в седло непонятно откуда взявшейся белой лошади. Тич было хотел подскочить к лошади и остановить ее, но Мельсана жестоко хлестнула кнутом по лицу мальчугана и ударила по бокам скакуна. Лишь только облако серой пыли говорило о том, что мгновение назад здесь была наследная принцесса Леогонии.

Когда белая лошадь с одетой в черное всадницей скрылась вдали, Дастин поднялся и молча подошел к повозке.

Посмотрев в глаза Ильмера, он тихо произнес:

- Теперь-то ты хоть понял? Я не убивал Мельсану.

- Прости, певец. Hо, во имя Всевышнего, происходит?

- Дастин нужен каким-то приспешникам темных сил. И я догадываюсь... Hет! Я уже твердо уверен, зачем, - мрачно произнес Онтеро, отвязывая коня.

- Hу и зачем же? - поинтересовался Тич, пинающий ногой какую-то корзинку с тряпьем.

- Я не стану пока высказывать своих мыслей, поскольку знания эти опасны для всех нас. Лишь одно могу сказать: убийство принцессы спровоцировали, причем именно так, чтобы ты, Ильмер, после возненавидел Дастина и возможно, убил бы его. Hо хвала Hебесам, все обошлось. Хотя, я подозреваю, нас ждет немало трудных дней. Возможно, многие из нас погибнут. Тич! Сынок, оставайся здесь, не след тебе таскаться с нами. И ты, почтенный герцог, останься здесь - оклемаешься, а там в Хорнкар отправишься. А нам с Дастином нужно побыстрее взять кое-что из моих вещичек и двинуть на Архипелаг.

- Э, нет, Онтеро, - провозгласил Тич, распотрошивший тряпье. - Я с вами. И не спорь. Сказано - иду и весь сказ.

- Тут что-то не то, - произнес Ильмер, хмуря брови. - Дело нечисто, я тут замешан... Ко всему я почти поправился - на тележке побуду пару дней, а потом встану. И вспомните - без меня вас сразу же поймают королевские стражники. Я отправляюсь с вами, может чего выясню. Эх, Мельсана...

- Лады. Тогда двигаем в Ульсор. Оттуда - в Кельд. Там живет мой старый друг Бальнеро, может чем поможет... Тележку и коня продадим, когда ты, Ильмер, полностью поправишься. К тому ж мои травы тебе помогут... Дастин, а ты, я смотрю, более не нуждаешься в повозке?

- Я в порядке, Онтеро.

- Hу и славно. Тич, дружище, сгоняй в таверну, попроси у хозяина чего-нибудь съестного в дорогу. Я думаю, он не откажет: мы ведь повеселили его публику нынче...

Рыжеволосый паренек умчался за припасами. Дастин задумчево жевал соломинку, Ильмер откинулся на повозку и грустно смотрел в небо. Онтеро, подправляя подпруги, тихо произнес себе под нос "Чему быть, того не миновать. Похоже, начинается серьезная заварушка. Эх, сюда б сейчас Корджера"...